Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

Аватара 2013

Сон про московское метро

Меня в последнее время мало в ЖЖ, но и рабочая обстановка сейчас сложная :(. Реально устал, а приближающийся конец семестра прочит лишь всё бóльшие заморочки... Ем мало (аппетита нет, что отражается и на том, как сидят на мне мои привычные брюки), сплю плохо, регулярно просыпаюсь в течение ночи, но несмотря на это мне в последнее время почему-то снится очень много снов (обычно наоборот: приметные сны мне являются лишь тогда, когда я отсыпаюсь). По пробуждении они очень яркие, но пока я в полусне доезжаю до работы (когда я выхожу из дома, на улице ещё темно), в голове не остаётся ничего, что можно было бы зафиксировать.

Однако сегодняшний сон я хотя бы фрагментарно запомнил. Снилось мне московское метро. Ну, в том смысле, что я чётко понимал во сне, что это именно московское метро, хотя сохранившиеся в памяти картинки ничуть на него не похожи. Смутно помню, что во сне меня интересовала станция Кузнецкий мост и фиолетовая линия. Тут нужно сделать отступление-комментарий. Только что проверил — «шьорт побьери!», эта станция действительно находится на фиолетовой линии! Ну, фиолетовая линия — ещё более-менее понятно, в свой последний краткий визит в Москву (в ноябре 2012) я останавливался у родственников в Жулебино, выходил на станции Выхино, что была тогда конечной на фиолетовой (Таганско-Краснопресненской) линии. Но, блин, откуда в мозгу сохранилась информация о том, что станция Кузнецкий мост находится на той же линии? Вот спроси меня в состоянии бодрствования, какие станции находятся на этой линии, — я только Выхино и назову, да и вообще в цветах линий московского метрополитена не разбираюсь, помню лишь, что Кольцевая линия — коричневая... :) И вообще, зачем мне был нужен во сне этот Кузнецкий мост? В свой тогдашний визит в Москву я выходил на Курской, а потом уже шёл пешком до необходимой локации (где проходил тогдашний Московский фестиваль языков). Или, быть может, провидение/подсознание подсказывает мне, что Лубянка (на станцию Лубянка имеется пересадка со станции Кузнецкий мост) ближе, чем кажется? :)

В общем, среди картинок самого метрополитена из сна сохранилось лишь какое-то большое ангароподобное помещение (во сне я отмечаю, что это — станция пересадки) без какого-либо художественного оформления, всё блёкло и серо, народу почти нет. По левую сторону вижу начало каких-то тупиковых путей, которыми и начинается нужная мне ветка (я направляюсь к ним), а по правую сторону (по другую сторону от платформы, общей для двух путей) проходит «сквозная» другая ветка. Поездов нет и не слышно. Я подхожу к той части платформы, что выводит к тупиковым путям, и тут передо мной с платформы на эти пути спрыгивает какой-то мальчик (лет 10-12), перебегает пути и скрывается в каких-то технических помещениях за ними. Мои ощущения во сне — вполне рабочие, я просто методично следую своим маршрутом; мальчик, перебегающий пути, меня не удивляет и не пугает (так как я ощущаю/осознаю, что никаких поездов нет и близко). На этом сон обрывается.

Традиционно буду рад выслушать тех, кто искушён в толковании сновидений :).

Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 5)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Благодаря ложному тифу, Вы избежали ареста четвёртого октября 1939 года, шестого августа 1942 Вы сбежали с перегрузочной площади, ещё не осознавая, что подразумевалось под «переселением». Когда же Вы узнали, куда отъезжали поезда с Umschlagplatz?

    Примерно через месяц после побега из гетто, именно тогда, когда я работал сторожем. Я сидел у томатных грядок и читал роман Льва Толстого «Война и мир». Книга попалась мне случайно, так как оккупанты закрыли все библиотеки. Тогда люди читали всё, что попадётся под руку. Разумеется, в то время я воспринял этот русский шедевр более глубоко, чем если бы я читал его принудительно. Внезапно я услышал: «Что ты читаешь?» Передо мной стоял мужчина в форме железнодорожника.

    Он пришёл поживиться помидорами?

    Нет, он жил поблизости и шёл на работу, а именно – в депо Брудно. Завязалась интересная беседа. Я видел его в первый раз, несмотря на то, что он представился эсперантистом.

    Возможно, он признал в Вас внука создателя эсперанто?

    Сомневаюсь. Возможно, на юбилейном конгрессе в Варшаве он и видел меня, но с тех пор прошло пять лет, я был уже не двенадцатилетним мальчиком, а семнадцатилетним юношей. Однако по ходу беседы был упомянут и эсперанто. Разумеется, первым заговорил о нём железнодорожник. Он вёл себя как типичный эсперантист, никогда не упускающий возможности рассказать о международном языке, тем более видя молодого человека, читающего выдающееся литературное произведение.

    Он не побоялся? Ведь эсперанто был запрещён?

Collapse )
Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 4)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Вы говорили о девочке, которую, безусловно, никакая фея не превратила бы в собаку. Какова был судьба детей в гетто?

    Дети в гетто были главными жертвами и одновременно настоящими героями. Эти маленькие существа играли важную роль в пропитании гетто. Дети были единственными поставщиками провизии в семьях сапожника или портного, не имевших более своих мастерских, служащего, потерявшего работу, торговца, чей магазинчик остался за стенами гетто. Свою роль дети могли играть благодаря «гуманному» постановлению оккупантов о том, что дети могут не носить повязку с шестиконечной звездой. Это давало им возможность выскальзывать за стены и делать покупки. Часто наблюдалась следующая сцена: подъезжает трамвай из так называемой арийской зоны, из него выскакивают дети с сумками на плечах и быстро разбегаются. Не все успевают улизнуть, многие попадают в руки полицейских и теряют добытый с таким трудом кусок хлеба, кулёк муки или поношенный свитер. Немецкие жандармы не гонятся за детьми, они просто стреляют по ним, играя в охоту. Очень часто они попадали в цель и добывали таким образом трофей, например, несколько картофелин. Другим источником снабжения были торговцы, циркулирующие за стенами. Дети просачивались через выходы из гетто, пользуясь секундной невнимательностью охранников. Потом они пытались таким же путём пробраться обратно, что каждый раз напоминало игру в русскую рулетку, так как охранники часто лишь притворялись невнимательными. В этой игре шансы детей колебались на уровне чуть выше нуля. От профессора Гиршфельда я узнал о девочке, пойманной жандармом, которая плачем пыталась разжалобить его. Немец уступил просьбе, он не убил девочку, а «лишь» прострелил ей колени, чтобы она не могла «шмуглять».

    Что значит «шмуглять»?

    Это слово немецкого происхождения означало заниматься контрабандой. На наречии гетто это слово принадлежало к числу самых важных терминов, его смысл приближался к смыслу «выжить». Способов доставки контрабанды было немало. Самые сильные ребята просто карабкались на стену и прыгали на другую сторону. Они были излюбленным объектом тренировок у мотоциклетных патрулей, курсировавших по обе стороны от стен. Часто ребёнка, пойманного с добычей, вынуждали лезть обратно на стену и лишь тогда застреливали. Тело падало рядом со стеной. Никто не мог заподозрить, что он погиб «безвинно». Труп служил предупреждением другим «нарушителям законов». Разумеется, все законы выражались одним словом: «Verboten!» («Запрещено!»). Слово «запрет» обрело своё настоящее значение, в том смысле, что несоблюдение запретов безжалостно каралось.

    Существовали ли слова без «настоящего» значения?

Collapse )
Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 3)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Итак, в начале октября 1939 года Вы, четырнадцатилетний мальчик, столкнулись с совершенно новыми обстоятельствами. Как Вы жили?

    Жить – означало питаться. Никогда не заботясь об этом в прошлом, я должен был теперь не только кормить себя, но ещё и носить еду в две тюрьмы, а именно в «Павлинник» и Даниловскую, где пребывали соответственно мать и отец. Именно тогда я понял смысл слова «человек» и пословицы «Друг познаётся в беде». Я встретился и с бескорыстной помощью, и с полным равнодушием, даже враждебностью, как в случае с профессором Лаубером. Схожий случай произошёл и в моей гимназии, носившей имя Адама Мицкевича. Новым директором был назначен бывший преподаватель немецкого языка, Герхард. Он внёс меня в список евреев, которые лишались права посещать занятия. Впрочем, запрет скоро потерял силу, так как оккупанты вообще ликвидировали все польские школы и университеты, начав, таким образом, реализацию своей новой политики в отношении Восточной Европы, где «не должно предоставляться более серьёзного образования, нежели понимание смысла дорожных знаков».

    На какое время Вы прервали учёбу?

    Лишь на несколько месяцев. В оккупированной стране была организована конспиративная система образования. Я вступил в секретный кружок при частной гимназии «Единение». В июне 1942 года, проживая уже в гетто, я успешно сдал выпускной экзамен и получил конспиративный аттестат зрелости. Здислав Либера, недавний выпускник Варшавского Университета, а впоследствии – его профессор, преподавал мне польскую литературу.

    С какого времени Вы жили в гетто? Кто должен был туда переселяться?

    Каждый, кто был обязан носить повязку со звездой Давида, то есть каждый, кто был зарегистрирован как еврей. Регистрация прошла в конце октября 1939 года. Первого декабря 1939 года было объявлено о необходимости носить звезду. Неповиновение грозило смертью.

    Как выглядела эта повязка?

    Как и нынешний флаг Израиля: синяя шестиконечная звезда на белом фоне.

    Повязки раздавались во время регистрации?

    Нет, её нужно было купить. Внезапный спрос на эти повязки привёл к появлению целой индустрии по производству и продаже этого товара.

    По каким критериям производился отбор?

Collapse )
Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 1)

Получив согласие от автора (Романа Добжиньского), начну частями публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа», написанной на основе бесед со внуком создателя эсперанто, Луи-Кристофом Залески-Заменгофом. Книга состоит из нескольких частей, в ней неминуемо пойдёт речь об истории и идейном фоне эсперанто-движения, но также и о куче смежных вещей, так или иначе связанных с его создателем и его внуком. В частности, имхо, весьма интересна первая часть, основанная на воспоминаниях интервьюируемого о его жизни в варшавском гетто и вообще о состоянии дел в Польше в годы Второй мировой войны. Ввожу отдельный тег «z-strato» для облегчения навигации (содержание сетевой версии имеется в конце данной записи). Впечатления и замечания по поводу текста перевода будут приняты с благодарностью. Приятного чтения!


Роман Добжиньский

Улица Заменгофа
Книга написана на основе бесед с
доктором Л.-К. Залески-Заменгофом

Перевод с эсперанто – П. Можаев



    Вступление

Название книги выглядит надуманным. Однако, учитывая тот факт, что в разных странах по всей планете насчитывается около сотни улиц Заменгофа, зададимся вопросом: идёт ли речь о любой улице, носящей его имя, или же подразумевается какая-то одна улица, чем-то отличающаяся от других? Или же речь идёт о воображаемой, виртуальной улице, по которой должно идти человечество в соответствии с мечтой Заменгофа?

Collapse )