Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

О названии Демерджи/Демирджи

В минувшую пятницу (14 мая 2021) я сходил в неплохой-такой-походик на гору Демерджи (посетил как северную её вершину, так и южную). Рассказ о походе с фотографиями можно увидеть тут. Здесь же лишь поделюсь кое-какими своими мыслями о названии вершины (всё, что будет представлено ниже, считайте ОРИССом — то есть «оригинальным исследованием» без всяких претензий на истинность). Вы предупреждены: автор излагает свои собственные мысли и отказывается от всякой ответственности :).

Гора Демерджи считается одной из самых красивых гор в Крыму. Во-первых, она «популярна» уже потому, что легко наблюдается с наезженного шоссе Симферополь−Алушта. Во-вторых, склоны горы богаты многочисленными скальниками и красивыми «формами выветривания», образующими множество примечательных каменных изваяний. Место, где концентрация подобных форм максимальна, даже известно как «Долина привидений». Название горы очевидно происходит от крымскотатарского слова demirci «кузнец» (читается [демирджи] c ударением на последнем слоге), однако современные картографические источники предпочитают форму Демерджи. Эта же форма приводится и у Брокгауза-Эфрона, и в современных энциклопедиях (см., напр., Большую российскую энциклопедию или Енциклопедію сучасної України). Итак, возникает вопрос: почему при очевидной прозрачности происхождения названия вершины устоялось какое-то «ошибочное» написание?

На фото — пока что лишь единственная фотография из недавнего похода: весьма примечательные скальники у южной оконечности Южной Демерджи.



Как уже было сказано, этимология названия горы не вызывает сомнений ни у кого из исследователей: название идёт от крымскотат. demirci «кузнец». Тот же элемент (demir «железо»; ср. имя Тимур; Тимур Тамерлан известен у нас как «Железный Хромой/Хромец») ясно слышим и в названии второй по высоте крымской вершины Демир-Капу, чьё название буквально означает «Железные ворота» (от переносного смысла «трудно проходимый и легко обороняемый участок»: чуть к востоку от вершины яйла приметно сужается, там легко было бы организовать оборону данного прохода). Ну, большое количество источников по-прежнему вместо крымскотатарского языка при описании этимологии названия этой горы (и множества других крымских топонимов) продолжают стыдливо приводить формулировки вроде «из тюркского», но очевидно, что всё это — лишь гнилые последы советчины (вспомним, что 18 мая 1944 года крымскотатарский народ был депортирован в Среднюю Азию), которые не следует воспринимать всерьёз.

Как же объяснить, что название Демерджи (со вторым «е») получило такое распространение? Выдвигаю следующую версию: виноваты фонетические особенности русского языка. Тот факт, что иноязычные названия часто (по сути — всегда!) в большей или меньшей мере адаптируются под «традицию», нередко продиктованную в том числе и фонетическими особенностями целевого языка, общеизвестен. Лондон мы называем [лОндан], тогда как в оригинале, вообще-то, [лАндэн]. А уж Париж у нас и вообще далёк от оригинального произношения [paʀi] — на русском языке такое ни написать, ни произнести. Аналогичным образом и иностранцы перевирают «правильное» название «наших» топонимов ([kraɪˈmiːə], [kʀiˈme], и т. д. и т. п.). Всё это — и не хорошо, и не плохо, а просто неизбежно.

Но вернёмся к нашему русскоязычному случаю с Демерджи. Известно, что русское безударное «и» в живом языке и при беглом произношении звучит не как чистое [и], а с определённым «скольжением» к [э]. Ну, сами, например, проверьте, как вы произносите слово «слышите»: уверен, что вторая гласная у вас прозвучит не как чистое [и], а ближе к [иэ]. Или, например, слово «посиди»: уверен, что в беглой и непосредственной речи вторая гласная явно прозвучит с «призвуком» [э]. Ну, или я уж совсем неправильно говорю по-русски! :)

В любом случае определённые особенности чьих-то выговоров вполне могли сыграть роль при фиксации отдельных крымскотатарских названий в русском языке. Те исследователи, что впервые картографировали Крым, вряд ли были прям большими специалистами в крымскотатарском, они почти наверняка усваивали местные названия «на слух», неизбежно подвергая в своём сознании услышанные слова определённой трансформации. В общем, написание Демерджи через вторую е, имхо, следует списать не на чей-либо злой умысел, а, скорее, на обилие материала, с которым приходилось работать. Ответить на вопрос «как же правильно?», имхо, невозможно: адаптация имён собственных вовсе не всегда основывается на оригинальном произношении. Я лично в письменном виде предпочитаю форму Демерджи (со второй «е»), поскольку её используют картографические источники. Но, разумеется, знать оригинальное написание и исходную этимологию ничуть не вредно :).

В качестве курьёза, имеющего некоторое отношение к уже представленной версии, могу привести ещё один пример (в этот раз — не мой, а почерпнутый из книжного источника; Хайруддинов М. А., Усеинов С. М. Этикет крымских татар. — Симферополь: ИД «Тезис», 2010. — С. 304. — ISBN 987-966-470-027-2). Бахчисарайская речушка, протекающая у ханского дворца, носит название Чурук-Су, что традиционно передаётся как «гнилая вода» (крымскотат. çürük «гнилой»). Но, согласитесь, как-то странно, что резиденция крымского хана была возведена у речки с гнилой водой. Упомянутый источник приводит следующую версию: на самом деле река называлась Джуйрюк-Су, что означает «бегущая, быстрая вода» (крымскотат. cüyrük «скакун, рысак; быстрый, быстроходный»), а картограф при вопросе «как называется эта речка?» либо чего-то недослышал, либо встретился с представителем «чокающего» диалекта крымскотатарского языка... :)

В общем, много загадок в этом мире! Но гора Демерджи (хоть как её ни называй) всё равно очень красива! Первую часть рассказа о недавнем походе можно увидеть тут.

Tags: крымские походы, умности, фотографии, языки и языковая проблема
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments