Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Category:

Что писали о Крыме в 1885 году

Попалось на глаза занимательное чтение: путеводитель по Крыму от 1885 года авторства известного крымского краеведа и писателя В. Х. Кондараки. Какой язык, какой стиль! Не могу не поделиться отдельными запавшими в душу цитатами. Цитаты представлены в современной орфографии (пунктуацию я оставил оригинальной) по следующему изданию: Новый, обстоятельный путеводитель по Крыму. В. Х. Кондараки. Москва, типография М. М. Борисенко и Ко, Петровские торговые линии, 1885.



В «предварительных сведениях» имеются, в частности, следующие пассажи (обратите внимание на обороты со словами «эксплуатация» и «туземцы» :)):

В наше время, когда в Крым начали ездить не одни только купцы, учёные и любознательные люди, но и многие больные, ищущие восстановления расстроенного здоровья, мы находим нужным предложить всем им такого рода путеводитель, который указывал бы не только гостиницы, дороги и замечательные места, но и служил бы руководителем во всех нуждах и предохранял от всевозможных видов эксплуатации в городах и на местах поселения.

Исследовав Таврический полуостров до мельчайших деталей в течение 30-летних беспрерывных наблюдений, мы намерены поделиться с читателями и такими вдобавок сведениями в гигиеническом отношении, которыми руководствуются туземцы на основании вековых наблюдений и собственных своих убеждений, которые не легко узнать приезжему и которые не передаются обыкновенно никем в предположении, что их знают все.




На второй странице «предварительных сведений» имеется, в том числе, и следующее:

В заключение мы обязаны предупредить каждого идущего в Крым для оздоровления твёрдо верить, что страна эта представляет много благоприятных условий для возвращения здоровья, но только тогда, когда этими благами станут пользоваться осторожно и не увлекаться первоначальными успехами.

Что касается благотворных впечатлений, производимых красотами южной природы Крыма, то нам достаточно будет сослаться на произведения лучших наших поэтов о Крыме и сделать выписку из «Times» одного из известных технологов английского флота г. Рида, напечатанную в 1875 г. в приведенной газете. Вот, что он говорит о южном береге Крыма: «Здесь величие и красота природы как бы соперничают между собою. Вообще говоря, здесь русская Италия, но только я, хорошо знакомый с большою частью итальянского берега, от Ливорно до Венеции, позволяю себе сомневаться, чтобы какая-нибудь часть южной Италии могла соперничать с этой местностью в Крыму. Я уверен, что ничто не может превзойти такого великолепного сочетания естественной красоты скал и гор с роскошной растительностью и здешней прелестью картин южного моря и неба...»

В разделе, выражаясь современным языком, «как добраться?» Василий Христофорович даёт среди прочего и следующие советы:

Не считаем лишним добавить, что пароходы русского общества по Чёрному и Азовскому морям чрезвычайно прочны, содержатся в отличном порядке и дают прекрасную пищу в счёт платы за место пассажирам первого и второго классов, все же остальные могут получать её за деньги от ресторатора или как называют их здесь маркитанта.

Для едущих морем или подвергавшимся морской болезни советуют как можно туже затыкать уши ватой. Совет этот многих предохраняет от неприятных ощущений. [...]

Кроме этого мы советуем отъезжающему поручать своё имущество охране известному номеру артели и быть крайне внимательным к кошельку своему, пока он находится на вокзале, где рыскают почти всегда искусные карманщики. Сколько нам известно люди разумные, во избежание случайностей вшивают деньги в исподнее бельё и фуфайки и тем предупреждают потери. [...]

Последним нашим советом для едущих будет: запасаться мелкой монетой, чтобы расплачиваться по дороге и на вокзале, не ожидая размена от лакеев, которые иногда очень ловко изворачиваются, а проезжающий из боязни запоздать вынужден бросить сдачу.

Повествуя о Симферополе, Кондараки приводит следующее наблюдение:


В Симферополе, по искони заведённому правилу, как-то особенно уважаются приезжие и считается неприличным обманывать их излишим требованием за стоимость вещи. Здесь нечего опасаться карманщиков и нахальных московских плутов, старающихся не выпустить из лап своих провинциала; здесь совершенно спокойно каждая девушка может пройти по всему городу, не рискуя наскочить на неприятности и ни в каком случае не заблудится, потому что все главные улицы ведут к базарной площади, в недальнем расстоянии от которых находятся все гостиницы.

Кроме этого автор говорит о Симферополе следующее:

Симферополь ни по числу народонеселения, ни по постройкам не представлят ничего замечательного в сравнении с прочими нашими губернскими городами, но он выходит из ряда русских городов разнообразием народонаселения, красотою окрестных видов и изобилием садовых плодов в особенности в сентябре, когда созревают позднейшие из них и ценность доходит до minimum’а. Чтобы ближе ознакомиться с комерческою деятельностью этого полупатриархального города, мы предлагаем каждому приезжему посетить его базарную плозадь в среду или воскресенье, по средине которой воздвигнут прилагаемый фонтан, вечно окружённый татарскими водовозами.

О Евпатории автор, похоже, не особо высокого мнения:

Уездный город Евпатория, населённая преимущественно татарами и караимами есть первый приморский город на Крымском берегу от Одессы. Для едущих же сухим путём из Симферополя, она находится в 63 верстах или трёх почтовых перегонах. Первая станция Тулатская в 22 вер. [вёрстах], вторая Сакская в таком же расстоянии, а от последней до Евпатории 19 вер. Евпатория не маленький по народонаселению город, но с первого же взгляда производит унылое впечатление. [...]

В задних кварталах она представляет узкие проулки с глухими стенами на улицу и носит первобытный татарский характер, хотя многие из домов и дворов её замечательны внутреннею чистотою и убранством. [...] Город этот, несмотря на невзрачный вид свой, ведёт довольно значительную торговлю и славится морскими купаниями, которые действительно очень удобны во-первых потому, что прозрачная вода на значительное пространство от берега ни в каком случае не может пугать своей мелкостью, не привыкших к морю и наконец потому, что дно моря покрыто таким мелким песком, которого не чувствует голая нога. [...]

Для людей, малознакомых с верхним наслоением почвы Евпатории, большинством состоящей из микроскопических острых осколков раковин, подымаемых ветром и часто попадающих в глаза, следует являться в этот город с запасом двойных очков, которыми не следует брезговать. Сказанное нами подтверждается большим числом жителей этого города с испорченными или потерявшими зрение глазами.

Отдельный интерес вызывают рекомендации автора о том, как необходимо принимать морские ванны:

Пользование морскими ваннами не требует ни особенных познаний, ни особенных наставлений, за исключением самых обыкновенных условий: a) начинать купание с тех дней, когда на воздухе тепло и температура воды достигает по крайней мере +14° по Р. [по Реомюрю; по Цельсию это 17,5 градусов] b) не оставаться в воде до озноба, c) погружаться в воду вдруг всем телом, так как на общем сотрясении только основана целебная сила морского купания и d) стараться не употреблять в пищу ничего рыбного и горячительного и после ванны гулять до лёгкой испарины, необходимой для растворения соляных частиц, приставших к коже и заставить их войти в тело. Не следует купаться слабогрудным, кормилицам и женщинам в последний период беременности.

При морских ваннах придают большое значение волнам на том основании, что они правильно ударяясь о тело наше, подобно электрическому току, порождают в бесчисленных нервных окончаниях, разветвляющихся на поверхности кожи нашей, сотрясение, которое и сообщается самым отдалённым органам. Через это самый ток нервный распределяется в теле равномернее, укрепляет части ослабшие и ослабляет те из них, которые были болезненно возбуждены. Этим объясняют почему морское купание так благодетельно действует при всех болезнях нервных и так называемых невралгиях.

Останавливаясь на этих выводах современных учёных, мы невольно предлагаем, более важные вопросы: где полезнее купаться в открытом, глубоком море или в мелкой бухте? Какое направление важнее для слабосильного, вступающего в воду раздетым: западное, восточное или южное? Если эти вопросы не представляют никакого значения, то понятно, что мелкая евпаторийская полубухта, идущая от берега по направлению к западу, должна считаться первенствующей в Крыму; если же они представляют существенное значение, во что мы имеем основание верить, то тогда от евпаторийских и севастопольских купаний нельзя ожидать той пользы, которую приносят неудобные сравнительно морские купания на южном берегу. Пока же не будут решены эти вопросы солидными врачами мы предоставляем выбор личному соображению больных, которые нередко разрешают их гораздо разумнее тех, которые считают себя специалистами только потому, что видят море постоянно пред глазами.

Говоря об окрестностях Евпатории, автор проникается необыкновенным лиризмом:

Окрестности Евпатории изобилуют несколькими солеродными и так называемыми гнилыми озёрами, затем следует беспредельная для глаз степь, населённая зайцами, дрохвами, журавлями и многими другими пернатыми. Здесь приятно только тогда, когда разноцветные нивы хлебов колеблются подобно волнам океана, под освежительное дуновение ветерков, когда кругом расстилаются разнополосые ковры цветом, когда бурьяны принимают размеры древесных кустов и fata-margana выставляет обманчивые сюрпризы.

Детали, сообщаемые автором о Перекопе, нынешним жителям северного Крыма могут показаться удивительными:

Последующим за Евпаторией городом является Перекоп, которым начинается классическая почва Тавриды. Город этот при ханском владычестве и до сооружения железной дороги, как лежащий на важнейшем естественном тракте, соединяющем Крым с метрополией, имел большое значение, но теперь его все минуют, за исключением солепромышленников. Отстоя от губернского города в расстоянии 133 вер. и, не производя ничего, он существует только как центр уездной администрации, но при всём этом здесь имеются гостиницы и заезжие дворы, где каждый путешественник, желавший осмотреть его древний ров найдёт приют и необходимое продовольствие. Туземцы большинством склонны к гостеприимству и хранят в памяти многие предания, относящиеся к их стране. Перекоп, по местоположению своему и соседству с Сивашем, испаряющим йодистые и бромистые начала, слывёт в Крыму за одну из самых здоровых местностей и в то же время славится колодцами минеральных вод, но так как у нас не принято верить, что своё может быть полезно для своих, то об этом ведают только туземцы, очень часто изъятые от всякого рода инфекционных болезней.

Пересказывать весь путеводитель я не стану, поделюсь напоследок кое-какими цитатами о Ялте. Нынешнего читателя может удивить, сколь тщательно автор разбирает климатические тонкости, но вспомним, что в то время возможности медицины были крайне ограниченными, так что на климат в лечении лёгочных заболеваний (читай — туберкулёза) тогда полагались больше:

О городке этом [Ялте] раньше 1860 года никто не считал нужным писать, или говорить и мы впервые старались напомнить о нём русской публике. Обращалось ли внимание на наши корреспонденции, мы не знаем, но только с того времени на южный берег чаще начали появляться сначала любознательные туристы, а потом и больные, которые без всяких медицинских пособий, живя в простых хатах туземцев начинали чувствовать себя очень хорошо.

Ялта по орографическому положению, окружённая со всех сторон высокими горами, заросшими соснами, а с юга и отчасти с востока обращённая к морю, при всей массе недовольных ею лиц, никем никогда не подвергалась осуждению по величественной красоте природы и по климатическим свойствам своим и едва ли подвергнется по очевидной защите своей от северных и западных ветров и в особенности после долговременных метеорологических наблюдений в сравнении с некоторыми другими известными в Европе курортами. [...] Ялта уездный город, имеющий не более 3,300 жителей, делится на старую восточную и новую западную части. [...]

Восточная часть Ялты расположена у подошвы довольно высокого выступа, идущего от Массандры и известного у старожилов под именем Палекура и составляет конец дерекойской долины. Такое положение даёт ей преимущество пред новой частью в том, что сюда не прорывается восточный ветер, но в то же время проходит из прореза гор за Ай-василем у горы Дурла, северное течение воздуха. При всём этом эта часть города, образуя подобие амфитеатра с прелестною церковью на макушке, обнесённую соснами и кипарисами, служит большим украшением у подошвы всему величественному полукружию гигантских гор, прикрытых по склонам темно-зелёным ковром неувядающих растений и вмещает в себе преимущественно присутственные места, учебные и торговые заведения, гостиницы, кофейни, заезжие дворы, татарские лавки, харчевни, резни [мясные ряды], базарную площадь, агенства разных компаний, пристань, спасительную станцию, фруктовый рынок и т. п. Всё это размещается по одной короткой улице с проулком и отчасти по почтовому шоссе и вследствие скученности зданий и других антисанитарных условий, не может благоприятствовать для помещения больных. Чтобы доказать это мы должны пояснить, что на всю низменность этой части города, примыкавшей к Мордвиновскому саду и дерекойскому ущелью, где струится река и где, в течении всего летнего сезона, идёт поливка садов и огородов, направляется растительная миазма, происходящая от разложения растительных остатков; из заезжих же дворов, харчевен, резниц и т. п. миазма животно-растительная, способствующая как известно, зарождению гнилых горячек.

Новая часть Ялты состоит из 6 недлинных улиц и занимает довольно большую площадь, которая начинается от Мордвинского бульвара и заканчивается по набережной улице с одной стороны руслом речки Учан-су, с другой примыкает к дворам дер. Аутка, а отсюда идёт по отклону ближайших высот до старых дерекойских кладбищ, расположенных за Мордвинским фруктовым садом. На этом пространстве в течение последних 20 лет выстроено более сотни прекрасных с вида, разнообразной архитектуры дач и домов с целью сдавать в наймы под торговлю и на летний сезон преимущественно для купающихся, так как большинство из них находится в низменности, подверженной скоплению вод, сбегающих с соседних гор, и не могут удовлетворять главной потребности для слабогрудных, нуждающихся в сухом воздухе. [...] По нашему мнению каждый селившийся в этой части Ялты, сам должен сообщить, что на полянах между горами и морем всегда существует много условий, благоприятствующих лихорадкам, которые естественно становятся упорнее, если услужливые домовладельцы заведут густые рощи и сырость во дворе, чего ужасно боятся туземцы, старающиеся строить свои жилища непременно на отклонных местах, где не может быть застоя воды и вообще скопления и разложения органических веществ. Из этого выходит, что все низменные передовые дачи новой части города положительно неудобны для больных и должны быть предназначены только для тех, которые пользуются избытком здоровья и нуждаются в близости моря для освежения себя купаньями.

Исключением пользуются только те дачи и дома, которые так сказать господствуют над низменностью и занимают крайний отклон холмов за Мордвинским садом по садовой улице, начиная от дачи г. Капелети вдоль до дер. Верхняя Аутка. Вот здесь только могут с действительной для себя пользой проживать больные, нуждающиеся в чистом воздухе и беда им, если они по неведению поддадутся влиянию или советам различного рода эксплуататоров действовавших в пользую свою и своих приятелей.

Как свидетельствует автор, «курортный сбор» и обязательная регистрация существовали уже тогда :). Примечательно, что в отношении строгости прописочного режима Ялта стояла в одном ряду с Петербургом, Москвой, Киевом, Харьковом и Одессой!

Всякий приезжающий на летний сезон в Ялту, должен прежде всего знать, что здесь установлен сбор с 1-го апреля по 1-е ноября от приезжих с Высочайшего соизволения, с целью доставить необходимые удобства и развлечения для них же самих. Размер сбора определяется с одного лица 5 р., с семейств же за каждого отдельного члена по 3 руб. От платежа означенного сбора освобождаются:
a) дети, не достигшие 14 летнего возраста,
b) приезжающие по делам службы,
c) военные и гражданские чины, пользующиеся для своего излечения пособием от правительства или благотворительных учреждений,
d) прислуга и рабочие,
e) платящие за квартиру менее 20 руб. в месяц,
и f) все остающиеся в городе не долее восьми дней.

Лица подлежащие сбору, уплачивают причитающиеся с них деньги на 3-й день по прибытии их в Ялту домовладельцу или сборщику, в удостоверение чего получают от последнего в виде квитанции, вырезанный из книги сезонный именной билет, дающий право бесплатного входа в городской сад, слушанья музыки и чтения газет.

Каждый из приезжающих в Ялту, в первый день приезда обязан сообщить домовладельцу или распорядителю дома, в котором он остановился, все требуемые городским управлением сведения для внесения их в особые листки, которые немедленно представляются последними в городскую управу. В листки эти вносятся: 1) имя и фамилия, если семейный — имена всех членов семьи и лиц, состоящих у них в услужении, 2) замужние дочери, носящие другие фамилии, равно имена и фамилии родственников и членов семьи вносятся каждый в особый листок, 3) возраст тех членов семьи, которые имеют менее 14 лет, 4) звание, 5) откуда приехал, 6) сколько времени предполагает прожить в Ялте и 7) имеет ли, на основании Высочайше утверждённых правил, право быть освобождённым от настоящего сбора. [...]

На основании закона (ст. 1 т. XIV) никто не должен отлучаться от места своего постоянного жительства без узаконенного вида или паспорта. С просроченным паспортом никто и нигде проживать не может под опасением взысканий и наказаний, определён. в ст. 61 устав. о наказ. нал. мир. суд. Паспорты и виды должны быть явлены в местной полиции не далее как в течение 3-х суток; останавливающиеся же в гостиницах, подворьях и во всех тех домах, где есть квартиры для приезжающих временно, обязаны предъявлять виды полиции в течение 24 часов. [...] По высочайшему повелению, состоявшемуся в 18 день марта 1879 г. о мерах к пресечению уклонения от прописки видов в гг. Петербурге, Москве, Киеве, Харькове, Одессе и Ялте изъяснено, что виновные в недонесении своевременно полиции о проживающих без прописки видов, подвергаются штрафам от 50 до 500 руб. за каждый случай нарушения установленного порядка, а всех, у которых не окажется установленного порядка или не прописанных видов задерживать и затем, смотря по обстоятельствам, привлекать к ответственности по законам.

Ну и последний на сегодня примечательный факт (а то запись разрастётся до неприличных размеров): по мнению Кондараки, Ялта в 1885 году если в чём и лидировала, то в тогдашних средствах передвижения :).


По справедливости сказать ни в одном городе нашего отечества нет таких удобных, прекрасных и отлично содержимых экипажей и таких покойных и крепких на ноги, хорошо приученных верховых лошадей, как в Ялте. Несмотря на то, что здесь большие склоны и частые обороты по дорогам и что неопытные дамы и девицы слишком уж отважничают, нам почти не приходилось слышать о несчастных случаях.


На этом, пожалуй, пока закончу. Если у вас появится желание погрузиться в Крым 1885 года, то ознакомиться с этим путеводителем можно по этой ссылке.

Tags: Симферополь, Ялта, крымские походы, умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments