Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Улица Заменгофа (часть 19)

Продолжаю (конец уже близок!) публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Обсуждался ли эсперанто когда-либо на международном уровне?

    Лига Наций, созданная сразу после Первой мировой войны, с самого начала своего существования столкнулась с языковыми проблемами. Среди её членов было много «новорождённых» государств, чьи народы были вынуждены долгое время защищать свои языки и культуры от навязываемых им языков оккупантов. Для них было очень неприятно столкнуться с похожей ситуацией на форуме Лиги Наций. Именно они выступили горячими сторонниками решения языковой проблемы с помощью нейтральных средств. Языковой вопрос обсуждался уже на первой сессии Лиги. В декабре 1920 года одиннадцать делегаций предложили резолюцию об обязательном преподавании эсперанто в школах стран-участниц организации. Проект резолюции был представлен Генеральной Ассамблее выдающимся бельгийским дипломатом, лауреатом Нобелевской премии мира в 1913 году, Анри Лафонтеном. Однако Генеральная Ассамблея не выставила проект на голосование из-за яростного противодействия со стороны французского делегата Габриэля Аното.

    «Он подошёл к трибуне, – писал позже инициатор резолюции, швейцарец Эдмон Прива, – и выразил своё крайнее возмущение по поводу предложений подобного рода, так как уже давно существует единый мировой язык, прославившийся своей ролью в истории и культуре – французский».

    Хотя в тот раз дебаты и завершились «отсрочкой дискуссии», борьба за эсперанто в Лиге Наций не прекратилась. На третий пленарный съезд в 1922 году был приготовлен детальнейший доклад на тему «Эсперанто как международный вспомогательный язык». В дело включился даже заместитель генерального секретаря Лиги Наций, японский интеллектуал Инадзо Нитобэ, поддерживаемый делегатами тринадцати государств. В то же самое время французское правительство в лице министра образования Леона Берара пошло в контратаку: преподавание эсперанто в школах Франции было запрещено.

    А французская делегация получила директиву «потопить эсперанто»…

    Французской делегации удалось добиться передачи вопроса о преподавании эсперанто комиссии по вопросам интеллектуального сотрудничества, которая сочла этот вопрос несоответствующим компетенциям комиссии. Председатель комиссии, французский философ Анри Бергсон, предоставил курьёзные аргументы: «Целью Лиги является сближение народов, но не механическое, посредством лишь облегчения коммуникаций… Распространение искусственного международного языка сделает изучение иностранных языков ненужным. Наша задача – защита национальных языков, а не искусственных».

    Очевидно, в первую очередь функционер думал о французском языке…

    Безусловно, французский тогда ещё был ведущим языком международных отношений, и Франция стремилась укрепить его позиции в связи с возрастающей ролью английского языка. Эсперанто показался французам ещё одним врагом-конкурентом. Было решено придушить его и предложить альтернативную резолюцию об изучении национальных языков, что привело к серьёзным спорам. В конце концов, многие делегации предпочли не расстраивать отношений с могущественной (тогда!) Францией. В результате не было принято никакой резолюции, что было на руку французам – вопрос о международном языке был отодвинут в сторону.

    Французы надеялись таким образом защитить интересы собственного языка, а оказалось, что они сыграли на руку английскому. И тем не менее, эсперанто оставил заметный след в Лиге Наций.

    Да, в 1924 году Генеральная Ассамблея признала эсперанто «ясным языком», одобрив его, таким образом, к использованию в телеграфии и радиотелеграфии. Не забывайте, что в то время это были самые современные и быстрые средства общения. Резолюция Лиги Наций была большим успехом для эсперанто, так как за ней последовало признание и со стороны Международного Телеграфного Союза*.

* Примечание: В настоящее время преемником Международного Телеграфного Союза является Международный союз электросвязи. Примечательным следствием упомянутого решения является то, что специфические символы алфавита эсперанто вошли в стандарт Unicode.

    Успехи и проблемы Лиги Наций унаследовала Организация Объединённых Наций. Как эсперанто заявил о себе в ООН?

    Несмотря на урон, нанесённый Второй мировой войной, и последующие проблемы в странах коммунистического блока, эсперанто-движение продолжало жить. В пятидесятые годы Всемирной Эсперанто-Ассоциации удалось собрать более миллиона подписей от частных лиц и организаций, представлявших более 15 миллионов человек, в поддержку петиции, адресованной ООН. Дело было передано ЮНЕСКО. «Мотором» деятельности в кругах Лиги Наций был швейцарец Эдмон Прива, а на поприще ООН и Юнеско его сменил хорват Иво Лапенна. Этот выдающийся специалист в области международного права, покинувший в своё время коммунистическую Югославию и ставший профессором Лондонского университета, оказался чрезвычайно везучим борцом за признание эсперанто.

    Юнеско может рассмотреть какой-либо вопрос только по представлению хотя бы одного своего члена. Какая страна стала инициатором дискуссии об эсперанто?

    Швейцария. Это произошло в 1952 году, Генеральная Конференция Юнеско формально обязала себя постоянно заниматься языковой проблемой. Через два года этот вопрос вошёл в повестку сессии Юнеско в Монтевидео. В столице Уругвая UEA (Всемирная Эсперанто-Ассоциация) получила статус организации, находящейся в консультативных отношениях с Юнеско. Кроме этого, была принята чрезвычайно важная для эсперанто-движения резолюция. В ней Генеральная Конференция отметила результаты, достигнутые эсперанто-движением в области международных отношений и в деле сближения народов мира. Было отмечено, что эти результаты соответствуют целям и идеалам Юнеско, что многие страны-члены Юнеско сообщили о своей готовности развернуть или расширить преподавание эсперанто в школах и высших учебных заведениях. В конце концов, Генеральному Директору было поручено наблюдать за расширением использования эсперанто в науке, образовании и культуре, сотрудничая в этих целях с UEA.

    Были ли другие успехи после Монтевидео?

    В 1965 году UEA повторила свою кампанию. Петиция, подписанная более чем миллионом лиц, потонула в офисе генерального секретаря Юнеско. Очередная победа была одержана лишь в 1985 году в Софии, когда Генеральная Конференция приняла вторую резолюцию об эсперанто, рекомендуя своим членам, между прочим, введение эсперанто в школьные программы и широкое празднование юбилея эсперанто в 1987 году.

    Юбилейный конгресс прошёл в Варшаве, на родине эсперанто, собрав рекордное число участников – более шести тысяч из семидесяти стран мира. И тем не менее, общее распространение эсперанто остаётся довольно скромным…

    Уже в самом начале своего пути эсперанто столкнулся с преградами различного рода. Неудачный взлёт волапюка настроил многих людей против идеи международного языка как такового. Во-вторых, эсперанто возник в относительно малоразвитой Российской Империи, этой «тюрьме народов» с деспотическим правлением, что значительно сдержало его распространение в первое время. Однако наибольший урон эсперанто-движению нанесли обе мировые войны, а в Германии и Советском Союзе – ещё и преследования эсперантистов в период между войнами. Одной из важных причин преследования эсперанто-организаций послужила их истинная или лишь показная политическая активность. Эсперанто-движение, учась на своих ошибках, в послевоенный период старается придерживаться строго нейтрального курса, что, как следствие, довольно сузило рамки его деятельности.

    Чем является столь часто упоминаемое эсперанто-движение?

    Это уникальный феномен, единственное в своём роде сообщество, сформировавшееся на базе международного языка эсперанто – единственного искусственного языка в истории, которому удалось ожить и который беспрерывно развивается. Столь долгое существование эсперанто-движения подтверждает удачность лингвистических решений Заменгофа и в то же самое время даёт эсперанто-движению предпосылки к естественному развитию. Благодаря эсперантистам эсперанто – это живой язык.

    Тот факт, что язык, несмотря на неблагоприятную историческую конъюнктуру, всё-таки находит всё более и более широкие области применения, развивается и стал полноценным культурным феноменом, уже является большим достижением.

    Выдающийся французский эсперантист Гастон Варенгьен как-то заметил, что эсперанто-движению свойственна некая жажда жизни, оно смогло пережить войны, преследования и многочисленные внутренние кризисы.

    Сколько эсперантистов существует в мире?

    Я этого не знаю; может быть, их действительно миллионы, как утверждают некоторые энтузиасты. Впрочем, подобные энтузиасты, скорее, подобны «винтикам» машин, рекламирующих изучение английского языка: всякого, кто лишь купил учебник или записался на курсы, они склонны считать тем, кто знает язык. Но ведь известно, что далеко не каждый изучающий язык в школе или на «всемогущих» курсах действительно овладевает им. В общем, число говорящих на эсперанто весьма трудно оценить*.

* Примечание: Автор перевода склонен оценивать число говорящих на эсперанто в несколько сотен тысяч.

    Из-за того, что точное количество эсперантистов неизвестно, противникам эсперанто довольно легко утверждать, что он является мёртвым языком.

    Это абсолютно ложное утверждение. Живой язык – это язык, на котором говорят живые люди, безотносительно к тому, сколько их. Существуют языки, на которых говорит лишь несколько сотен человек. Важно и то, что эсперанто с самого начала своего существования стал посредником культурных идей, то есть, его ценность увязывается не только с количеством говорящих, но и с их качеством, уровнем. На международном языке можно читать такие произведения человеческого гения, как Библия, Коран, «Божественная комедия», «Дон Кихот», «Пан Тадеуш»; можно слушать радиопередачи из таких разных точек, как Ватикан или Пекин. Особенно активно эсперанто используется и распространяется в интернете.

    Интернет – это феномен, который позволяет всем его пользователям осознать всю высоту языковых барьеров. Благодаря интернету понемногу формируется совершенно новая организационная структура эсперантистов. Кстати, а сколько в мире «организованных» эсперантистов?

    Действительно, нужно различать понятия «эсперантист» (человек, знающий и использующий эсперанто) и «член эсперанто-организаций». Относительно последних имеются более-менее объективные данные: на протяжении последних лет их число колеблется около сорока тысяч*. Однако реальное число эсперантистов в разы больше. Я знаю немало эсперантистов, которые не являются членами каких-либо эсперанто-организаций – у них либо не хватает времени для любой «организованной» деятельности, либо же они вообще не интересуются деятельностью подобного рода. К тому же принадлежность к эсперанто-организациям предполагает уплату членских взносов, чего не могут себе позволить многочисленные эсперантисты из развивающихся стран.

* Примечание: Данные приводятся на середину-конец 1990-х годов. В последующие годы прослеживается тенденция к меньшему желанию эсперантистов вступать в эсперанто-организации (так как это связано с определёнными финансовыми затратами, в то время как развивающиеся информационные технологии позволяют активное использование эсперанто в обход традиционных организационных структур), в связи с чем нынешнее число членов эсперанто-организаций ниже представленных в книге оценок.

    Кто финансирует эсперанто-движение?

    Этот вопрос постоянно порождает множество мифов. На самом деле организованное движение живёт благодаря относительно низким членским взносам и, порой, подаркам и пожертвованиям. Эсперанто, как вы помните, получил путёвку в жизнь благодаря моему прадеду Зильбернику, который оказался первым пожертвовавшим. Сейчас же движение нуждается в более серьёзных «спонсорах», так как всемирное распространение его идей требует дорогих кампаний. Для этого нужно привлекать к эсперанто-движению знаменитых и влиятельных людей. Таких не так уж и мало среди эсперантистов, но этого ещё недостаточно. Достаточно назвать имена Рейнхарда Зельтена* – Нобелевского лауреата в области экономики, Хамфри Тонкина – профессора и бывшего ректора Университета Хартфорда, Уильяма Олда** – шотландского поэта, который несколько раз номинировался на Нобелевскую премию по литературе.

* Примечание: Рейнхард Зельтен скончался в 2016 году.
** Примечание: Уильям Олд скончался в 2006 году.

    Действительно, эсперанто и его движение представляют собой замечательный, уникальный феномен, причём среди эсперантистов было много выдающихся людей с самого начала его существования. Интересно вспомнить, как в «Золотой книге», изданной в Варшаве по случаю пятидесятилетнего юбилея эсперанто, корифеи тогдашнего эсперанто-движения высказывали свои предположения по поводу положения эсперанто в то время, когда придёт его столетний юбилей. Общее мнение было таково: «В ближайшие пятьдесят лет победа безусловно будет одержана!» Как мы знаем, этого не произошло…

    Можно задать вопрос: достаточно ли века для формирования языка, культуры и даже какой-то организационной структуры такого масштаба?

    Ну, есть примеры процветающих общественных движений, например, «Гринпис».

    Несмотря на общий им зелёный цвет, между эсперанто-движением и «Гринпис» есть большая разница. Эсперанто не существовал бы без эсперантистов, а быть эсперантистом подразумевает затратить некоторые усилия на изучение языка и на участие в жизни эсперанто-сообщества. Присоединиться же к какому-то экологическому движению гораздо проще – подобные кампании происходят лишь время от времени и требуют большей частью лишь физического присутствия и материального вклада.

    Когда я путешествовал по Латинской Америке, мне доводилось видеть воочию, как работают различные «современные» религии. Как легко им удаётся стимулировать и направлять в нужное русло эмоции людей с помощью современных технических средств!

    В деятельности на благо эсперанто одних эмоций мало, чрезвычайно важен и её интеллектуальный аспект. Безусловно, движение должно продолжить модернизацию методов своей деятельности, нужно ориентироваться на школы, парламенты, международные организации и так далее. Нужно проникнуть всюду, где есть языковые проблемы, и уже тогда искать поддержку у авторитетных институтов.

    Говорят, что эсперанто – это плод европейской культуры, но его родина – весь мир. Тем не менее, у него нет родины, в том смысле, что никакая страна не считает себя ответственной за него.

    Родной матерью эсперанто является Польша, однако исторические бури, обрушившиеся на неё в прошлом веке, не позволили ей принять распространение эсперанто своей «государственной» задачей. От тех же бурь пострадала и Литва, вторая родина международного языка. Однако сейчас эти страны являются братьями внутри Евросоюза; они будут сближаться с Францией, приёмной матерью эсперанто, которая не меньше их мучается с языковыми проблемами. Вот удачный исторический момент для эсперантистов, чтобы предпринять сознательную кампанию по продвижению эсперанто в рамках Евросоюза!

    Интересно, есть ли у эсперантистов своеобразные «места паломничества»?

    Вовсе не столь же обязательные для посещения, как в отдельных религиях, но есть: Каунас и Вейсеяй в Литве, Гродно в Белоруссии, Белосток и Варшава в Польше.

    В Белостоке даже после войны сохранился дом, где родился Людвиг Заменгоф, однако он был снесён в пятидесятых годах. Как мне кажется, Белосток не использовал того факта, что в нём был рождён всемирно известный человек.

    Вы не вполне правы. По случаю столетия эсперанто была выдвинута идея создать в Белостоке Центр эсперанто, чтобы способствовать развитию и распространению эсперанто, а также содействовать культурному развитию города. Был учрёждён фонд «Заменгоф», однако политические и экономические передряги, произошедшие в Польше в конце 80-х годов помешали реализации этого проекта. Однако фонд не прекратил своей работы. Его сотрудничество с местными СМИ и высокопоставленными лицами весьма содействовало тому, что жители Белостока осознали, сколь великий человек является их земляком.

    Этому наверняка поспособствовало вручение Медали Терпимости папе Иоанну Павлу Второму от имени фонда.

    Представьте себе, как был растроган я, когда мне вручили диплом, подтверждающий, что мой дед избран «Самым знаменитым жителем Белостока». Опрос на эту тему проводился в 2000 году средствами массовой информации. Наибольшее число голосов набрал Людвиг Заменгоф. При этом нужно заметить, что у него были сильные соперники. Для иностранцев Белосток редко когда ассоциируется со знаменитостями, но он является родным городом для многих выдающихся артистов, учёных и политиков.

    Кто же стал сильнейшими соперниками Заменгофа?

    Третье место занял профессор местного медицинского университета Мариан Шаматович, первый польский учёный, которому удалось осуществить успешное экстракорпоральное оплодотворение, то есть, попросту говоря, «зачатие в пробирке». Его в шутку называют «отцом тысячи детей», поскольку именно столько человеческих жизней возникло благодаря его лаборатории. Второе место занял Ежи Максымюк, выдающийся музыкант и очень приятный человек, знаменитый своим неординарным поведением. На финальной церемонии конкурса сразу после оглашения результатов он сел за рояль и заиграл «Надежду» – гимн эсперантистов, выражая таким образом своё уважение к победителю.

    Что такое, по-вашему, надежда?

    Это один из самых базовых элементов человечности.

    Ненависть, жестокость, надменность – это тоже исключительно человеческие качества.

    Да, но они характеризуют лишь тех людей, у которых уже нет надежды.

    Можно ли вообще определить, что это такое?

    Разве только в математике – на некоторых языках слово «надежда» означает ещё и «ожидаемое значение».

    Даже математическое определение подразумевает ожидание. Интересно, что во многих языках слова «надеяться» и «ждать» являются родственными.

    Однако надежда – это не просто пассивное ожидание, она подразумевает активные действия.

    Апостол Павел в своём Первом послании к коринфянам причисляет надежду к христианским добродетелям, однако наивысшей добродетелью он считает не её, не веру, а любовь. Там же высказывается интересная мысль о владении языками: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий». Несколькими стихами позже он делает более общее замечание о том, что человеку нет смысла владеть знаниями, если он не намеревается использовать их с добрыми целями. Послание Павла удивительно сочетается с идеей Людвига Заменгофа.

    Действительно, для него эсперанто – это лишь средство, призванное сплочать людей.

    В чём отличие надежды от веры?

    Вера, как мне кажется, подразумевает уверенность в том, что недоказуемо, она является категорией, не связанной с интеллектом. Нет смысла верить в то, что можно постичь. В то же время, надежда подразумевает наличие каких-то реальных целей, которые мы хотим достигнуть. Желание достичь нереализуемых целей называется утопией.

    А что такое «реальная» цель?

    Теоретически ответ прост: реальная цель касается лишь того, что объективно осуществимо. Однако практическая оценка возможностей будущего – чрезвычайно рискованная задача. Как часто ошибаются футуристы! То, что объективно недостижимо сейчас, может легко осуществиться в будущем. Так что необходимо быть очень осторожным в прогнозах и не недооценивать те проекты, которые кажутся нам неосуществимыми. Наша эпоха изобилует вещами, которые в своё время были лишь жалкими прожектами и были осуществлены лишь после смерти своих инициаторов. Гениальные умы обладают способностью проникнуть в далёкое будущее; в истории есть немало случаев, когда люди начинали заниматься какой-либо деятельностью, будучи твёрдо уверенными в том, что её результаты будут достигнуты лишь после их смерти.

    Как, например, многие архитекторы средних веков. Барселонский собор возводился и достраивался в течение более чем шестисот лет! В том же городе возводится Храм Святого Семейства по проекту архитектора Антони Гауди. Работы начались в 1882 году, однако до сих пор никто не может оценить, когда же они будут завершены. Антони Гауди, умерший в 1926 году, очевидно, был исполнен самой чистой надеждой.

    Безусловно. Нужно сказать, что надежда действительно помогает жить. Больной, который пассивно воспринимает своё положение, лишь ещё более погрязнет в своей болезни. Люди же, поддерживаемые надеждой, мобилизируют все свои жизненные силы чтобы перебороть болезнь. История медицины знает много случаев, которые верующие люди назвали бы «чудом», а материалисты – результатом чрезвычайной концентрации жизненных сил.

    А чем оборачивается потеря надежды? Данте Алигьери советовал оставить всякую надежду тем, кто входит в ад.

    И верно, ад начинается именно там, где кончаются все надежды.

    В чём состояла надежда Доктора Эсперанто?

    Она ясно выражена в его одноимённом стихотворении: он надеялся, что человечество когда-нибудь обретёт взаимопонимание на нейтральных языковых основах. Доктор Эсперанто всю свою жизнь подчёркивал, что надежда требует не только активности, но и смелости, упрямства, терпения и даже веры.

    Таким образом, надежда и взаимопонимание – вот те понятия, которые лежат в самом средоточии идей Заменгофа.

    И эти идеи необходимо и дальше провозглашать, чтобы людям не пришлось шагать по улицам, ведущим к «Lasciate ogni speranza»* или «Arbeit macht frei»**. Мы должны возводить мосты надежды, которые вели бы к взаимопониманию. И нас не должны пугать реальные и виртуальные преграды, не должна удручать отдалённость нашей цели. Достаточно того, что она реальна и достойна реализации. К ней мы должны устремить все наши надежды.

* Примечание: «Оставьте любую надежду» (ит.) – надпись на вратах ада (по Данте Алигьери); в более полном виде данная фраза на русском языке чаще цитируется как «Оставь надежду, всяк сюда входящий» (ит. «Lasciate ogni speranza, voi ch’entrate»).
** «Труд делает свободным» (нем.) – надпись на воротах нескольких немецких концентрационных лагерей, включая Освенцим.


Окончание следует...

Перевод осуществлён по изданию Dobrzyński, Roman. La Zamenhof-strato. Verkita laŭ interparoloj kun d-ro L.C. Zaleski-Zamenhof. — Kaunas: Ryto varpas, 2003. — 288 pĝ., il. — 1000 ekz.

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержаниеПоследний фрагмент перевода

Все записи по тегу «z-strato»
Tags: z-strato
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments