Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Премия не за Марс, но по марсианским мотивам

Несколько дней назад я публиковал загадку про Гузмановскую премию. Напомню, что премия в 100 000 франков золотом была учреждена в конце XIX века, а получить её мог тот, кто найдёт способ обмениваться сообщениями с внеземной цивилизацией, населяющей любую планету, кроме Марса. Поиск информации об этой премии оказался небезынтересным квестом, так что представлю результаты своих поисков в виде отдельной записи.

Премия возникла благодаря богатой француженке Кларе Гузман (урождённая Гоге), завещавшей для денежного вознаграждения 100 000 франков золотом. Полное название премии на французском языке звучит как Prix Pierre Guzman (в честь Пьера, сына Клары).

«Истоки» премии берут своё начало в 1891 году, когда Клара Гузман решила простимулировать развитие «межпланетной связи» большим денежным вознаграждением. На это решение её сподвигли сочинения астронома и весьма популярного в то время популяризатора астрономии Камиля Фламмариона, особенно его книги «Многочисленность обитаемых миров. Очерк жизненных условий обитателей других планет» (1862) и «Звёздные грёзы» (1888, в этом сочинении отдельная глава была посвящена возможным способам связи/коммуникации между разными планетами). С нынешней точки зрения популярные произведения Фламмариона воспринимаются как довольно наивные и умозрительные, однако в то время они в прямом смысле владели умами. Немудрено, что госпожа Гузман была ими весьма впечатлена; к тому же её сын Пьер тоже увлекался астрономией.

В общем, идея созрела, необходимые финансовые средства были выделены (а потом и официально завещаны), Фламмарион сыграл большую роль не только в возникновении, но и в популяризации этой премии. В итоге премия обрела официальный статус 17 декабря 1900 года, когда Французская академия наук «приняла её на баланс» (то есть, обрела официальный контроль над нею). В официальном описании условий к получению премии Марс (как планета, с которой нужно было наладить обмен сообщениями для получения премии) явно и недвусмысленно исключался. Это можно легко объяснить тем, что в картине мира тогдашнего просвещённого общества Марс «точно» обладал развитой цивилизацией, наладить связь с которой в силу относительной близости Марса к Земле не должно было стать слишком уж сложной задачей (ну, во всяком случае, решение этой задачи не заслуживало столь большого денежного вознаграждения). Фламмарион, вольно и невольно причастный к созданию этой премии, позже сокрушался по поводу «исключения» Марса, так как в отношении именно этой планеты имелись наибольшие ожидания.

В любом случае, за установку контакта с Марсом премию получить было нельзя. Если вам это кажется вопиющей несуразицей, то вспомните исторический фон. В то время общество ещё не обладало столь большим многообразием источников информации, как сейчас, да и общий уровень знаний о других планетах был несопоставим с нынешним. В таких условиях лишь пара-тройка захватывающих источников на актуальную тему легко могли стать достаточной искоркой для воспламенения всеобщего энтузиазма. Книги Фламмариона, имевшие большой успех, уже упоминались. В 1877 году итальянский астроном Джованни Скиапарелли открыл на Марсе некие «каналы» (выпоследствии он не исключал их искусственное происхождение). Американский астроном Персиваль Лоуэлл тоже наблюдал марсианские «каналы» и даже активно поддерживал точку зрения об их искусственном происхождении; в своей книге «Марс» (1895) он даже проводил «анализы» климатических условий на Марсе и строил гипотезы о возможном облике его жителей (к слову, следуя представлениям Фламмариона, который населил Марс крылатыми разумными существами). Публикации Лоуэлла стали источником вдохновения для многих газетных публикаций разного рода неправдоподобности, идея о наличии жизни на Марсе почти приобретает характер всеобщей истерии, появляются даже «ясновидящие», «принимающие» сообщения с Марса. В 1897 году выходит роман Герберта Уэллса «Война миров», подхлестнувший интерес к Марсу и ещё более укрепивший идеи о том, что он населён высокоразвитой цивилизацией. Поверьте, всего этого было вполне достаточно, чтобы считать решение задачи о появлении связи с Марсом делом относительно простым... Вспомните активный общественный интерес к «концу света» в конце декабря 2012 года — и это при том, что сейчас мы знаем об устройстве нашего мира на порядки больше, чем ещё сто лет назад!

Что же случилось дальше с этой премией? Увы, не могу ответить наверняка, хоть и гуглил весма активно. С одной стороны, в качестве одной из оговорок в условиях присуждения премии говорилось, что под открытием способа «общения» с другими планетами подразумевается «приём ответа [от жителей других планет] на наш сигнал» (понятно, что данная оговорка делает присуждение премии невозможным до доказанного открытия иных цивилизаций, чего пока ещё не случилось). Премия, однако, была совершенно официальной, в связи с чем Французская академия наук регулярно упоминала её, чему могут служить доказательствами следующие скриншоты из архива весьма авторитетного научного журнала «Nature»:


Ссылка на «Nature», Jan 15, 1903



Ссылка на «Nature», jan 5, 1905


С другой стороны, один из пунктов «правил» по присуждению этой премии говорил и о том, что при неприсуждении премии дивиденды с её фонда могут быть использованы для премирования выдающихся астрономов раз в пять лет. В этом смысле Гузмановская премия сыграла весьма неплохую роль, благодаря её фонду было премировано немало астрономов. К сожалению, полного списка мне найти не удалось, однако информация об отдельных награждённых всё же на находится в архиве того же «Nature».

В 1920 году были награждены Франсуа Гоннесо, Рене Жарри-Делож и Жоанни-Филипп Лагруа:


Ссылка на «Nature», jan 13, 1921


В 1925 году премии удостоены Эжен Антониади, Фернан Бальде и Вениамин Жеховский:


Ссылка на «Nature», jan 23, 1926


В 1935 году были награждены Жюль Байло, Андре-Луи Данжон и Арман Ламбер:


Ссылка на «Nature», jan 18, 1936


Никаких более поздних упоминаний об удостоенных награждением данной премией мне найти не удалось. Не исключено, что с вторжением немцев во Францию фонд премии просто прекратил своё существование. Во всяком случае, на сайте самой Французской академии наук (в разделе «Премии по математике, физике, механике, информатике и науках о Земле и Вселенной») такая премия не упоминается, можете убедиться.

В отношении Гузмановской премии в сети можно найти и ещё два более-менее популярных упоминания. Согласно одному из них (имхо, низкой степени надёжности), премия была якобы присуждена членам команды Аполлона-11 (в 1969 году). Второе (несколько более распространённое и заслуживающее доверия) упоминание говорит о том, что в 1937 известный учёный и изобретатель Никола Тесла претендовал на получение этой премии за якобы открытый им способ передачи энергии на расстояние, но с учётом отсутствия практической реализации премия и ему не досталась.

Вот такая вот история! Не забудьте, что 27 июля случится полное лунное затмение и максимум великого противостояния Марса! :)

Tags: небо над нами, умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments