Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Улица Заменгофа (часть 11)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Как же Заменгоф был представлен в Булони?

    Вероятно, никто и не ждал особого акцента на его национальности. Официально он был российским подданным, его фамилия звучала для французской публики вполне по-русски. Известно ведь, что последняя буква «v», типичная для русских фамилий, во французской орфографии часто меняется на «ff». Наличие в фамилии лишь одного «f» не лишала Заменгофа его кажущейся принадлежности к русской нации, чем более, что буква «h» в середине слова для французов является немой.

    Действительно, «Заменгоф» могло звучать вполне похоже на, скажем, «Смирнов». Однако эта кажущаяся схожесть оказалась неудачной шестьдесят лет спустя в Испании, управляемой генералом Франко. Эсперантисты из одного испанского городка предложили назвать одну из улиц именем Заменгофа. Однако мэр отказал им, так как окончание «of» звучало как что-то коммунистическое. И всё-таки я вернусь к прежнему вопросу: почему же тогда Заменгофу приписывают принадлежность к польской нации?

    Он жил в Варшаве, поэтому было естественным называть его «варшавским врачом», ну, а от «варшавского врача» один шаг до «польского окулиста». Кстати, в то время прилагательные «варшавский» и «польский» вызывали позитивные ассоциации во Франции. Воспоминания о поляках – верных союзниках Франции в эпоху Наполеона – были весьма свежи. На протяжении всего XIX века Франция гостеприимно принимала множество польских беженцев. В Париже нашли убежище Мицкевич, Шопен и другие корифеи польской культуры. Французы, точнее француженки, с чувством вспоминали о романах Наполеона с Марией Валевской и Бальзака с Эвелиной Ганской. В 1903 году Мария Склодовская-Кюри, полька и варшавянка, прославила Францию как первая женщина, удостоенная Нобелевской премии. В этой компании вполне комфортно разместился и создатель эсперанто, хоть он и подчёркивал свою принадлежность к еврейской нации в вышеупомянутом письме.

    Почему Заменгоф использовал слово «hebreo», а не «judo»?*

* Примечание: В эсперанто слово hebreo означает «иудей», то есть, житель древнееврейского государства, тогда как judo – еврей вообще.

    Вероятно, просто под влиянием русского языка.

    Когда же «Письмо к Мишо» было, в конце концов, опубликовано?

    Только в 1933 году, в «Энциклопедии эсперанто», изданной в Будапеште. Это солидное издание посвятило Заменгофу большую биографическую статью, которая ни словом не намекнула на национальность создателя эсперанто. Гастон Варенгьен*, автор статьи, начал её следующим образом: «Кто мог бы рассказать о жизни Заменгофа лучше его самого? Потому я лишь процитирую письмо, которое Заменгоф написал Мишо (председателю булоньской группы) 21-го февраля 1905 года, и которое ещё не было опубликовано». Далее следует само письмо, однако сокращённое примерно на треть, никаких указаний на сокращения не приводится. Отсутствуют и фрагменты, где Дед говорит о своём происхождении. Сам Гастон Варенгьен впоследствии утверждал, что статья была сокращена издателями. Полный текст появился в «Письмах Л. Заменгофа», подготовленных к печати тем же Варенгьеном и изданных в 1948 году в Париже. Сейчас его можно найти и в монументальном полном собрании сочинений Заменгофа, изданном в Японии благодаря стараниям Людовикито**.

* Примечание: Гастон Варенгьен (Gaston Waringhien, 1901–1991) – французский филолог, профессор, выдающийся эсперанто-литератор, критик, публицист и лексикограф, главный редактор «Полного Иллюстрированного Словаря эсперанто».
** Примечание: Людовикито (Ludovikito) – псевдоним японского эсперантиста Ито Кандзи (1918–2005), осуществившего издание полного собрания сочинений Л. Заменгофа.

    Почему письмо к Мишо в течение столь долгого времени не публиковалось, и какова причина того, что из него изымались столь важные фрагменты?

    Ответ, один сразу на два вопроса, к сожалению, чрезвычайно прост: Европа была больна антисемитизмом.

    Людвиг Заменгоф столкнулся с ним не только благодаря вавилонской башне Белостока?

    Вавилонская башня Белостока! Метафора, более чем точно характеризующая жизнь моего Деда. В вышеупомянутом письме к Мишо он признаётся: «… в детстве я писал разные стихи, а на десятом году жизни я написал трагедию в пяти актах».

    На какую тему?

    Он не пояснил. От этого детского произведения ничего не осталось, но некоторые биографы предполагают, что молодой автор перенёс предание о вавилонской башне на реальные события Белостока. Хоть тому и нет доказательств, можно предположить, что десятилетний Людвиг уже знал библейское предание, и что именно оно определило всю его жизнь. «Человеческий язык, – писал он Мишо, – всегда был для меня чем-то самым дорогим в мире». Будучи уже взрослым, он многократно упоминал в своих произведениях историю Вавилона. Причём не только упоминал, но ещё и давал ей не вполне непредвзятые комментарии, как, например, в первом номере газеты «Эсперантист»: «В древности, рассказывает библейская легенда, люди захотели построить башню до небес. Разгневавшись из-за столь вызывающих намерений людей, Бог смешал их языки, и люди перестали понимать друг друга. Это одно из самых больших несчастий человечества. Множество людей пострадали и страдают сейчас из-за этого смешения, и очень часто в своих снах они переносятся в то легендарное довавилонское время, которое потеряно для них, кажется, навсегда».

    Легенда позаимствована из «Бытия». А комментарий?

    Плачевные последствия языкового смешения он наблюдал ежедневно. В 1895 году он написал об этом в другом знаменитом письме, адресованном российскому эсперантисту Николаю Боровко*: «Место моего рождения и моих детских лет определило все мои дальнейшие стремления. В Белостоке население состояло из четырёх различных элементов: русские, поляки, немцы и евреи; все они говорили на разных языках и враждебно относились друг к другу. В этом городе более чем где бы то ни было впечатлительная натура чувствует тягостное наследие разноязычия и убеждается на каждом шагу в том, что разнообразие языков – это единственная, или, по крайней мере, основная причина разделения человеческой семьи на враждебные группы. Меня воспитывали идеалистом, меня учили, что все люди – братья, но в то же самое время всё вокруг меня, на улице и во дворе, заставляло думать, что просто людей нет: есть лишь русские, поляки, немцы, евреи и так далее».

* Примечание: Николай Африканович Боровко – русский эсперантист, один из первых авторов оригинальной прозы на эсперанто. Н. А. Боровко работал и в Крыму, будучи первым директором ялтинской публичной библиотеки (ныне – городская библиотека им. А. П. Чехова) и, среди прочего, исследуя пещеры Тепе-Кермена (где в 2013 году силами ялтинского эсперанто-клуба была установлена памятная доска о нём).

    Он был первым, кто узрел в библейском смешении языков несчастье человечества?

    Многоязычие рассматривалось как дефект человеческой природы уже в древних мифах. Древние персы верили, что разноязычные и враждебные друг другу народы когда-нибудь обретут общий язык, что обеспечит царство вечного счастья. В Новом Завете, точнее, в Деяниях Апостолов, можно прочитать об удивительном феномене, произошедшем на пятидесятницу. Апостолы «исполнились духа святого и начали говорить на иных языках». В итоге разноязычная толпа «из всякого народа под небесами» поняла сказанное, «ибо каждый слышал их говорящих его наречием». В пятидесятницу языковая проблема разрешилась как будто телепатически.

    Платон советовал богам осчастливить человечество единым языком. Однако библейский Яхве поступил совершенно иначе. Таким образом, многоязычие – это божья воля, даже кара за человеческую надменность. Получается, Заменгоф вызвался противостоять самому Богу?

    Он смотрел на это с другой точки зрения: «То, что когда-то было следствием вавилонской башни, сейчас выступает причиной; когда-то смешались языки как наказание за грех, а сейчас смешение языков плодит грехи». Он сказал это в 1908 году писателю Литвину в Вильнюсе. Из этого убеждения он и черпал мотивы своей творческой деятельности.

    Достижением Заменгофа следует считать не только то, что он отнёс эту историю к разряду несчастий, но, главным образом, то, что он решил выступить против этого несчастья созданием международного языка. Вероятно, он не очень-то осуждал создателей вавилонской башни?

    Лично я полагаю, что вавилонское поколение заслуживает даже восхищения. Люди предприняли попытку построить гигантскую башню до небес! Разве они не братья Прометею, Икару?

    Библейская легенда вдохновила многих художников. Достаточно упомянуть картины Питера Брейгеля-старшего и Мартена ван Фалькенборха. На этих картинах запечатлён строительный опыт средневековой Европы, которая тоже возводила свои «вавилонские башни», а именно – величественные соборы. Как по-вашему, вавилонская башня – это исторический факт?

    Легенда берёт начало в эпохе вавилонского рабства евреев. Они видели подобную башню собственными глазами. Речь идёт о самом большом зиккурате, имевшем восемь уровней, представлявших собой как бы громадные ступени. Подобную форму имели в то время шумерские, а, значит, и ассирийские храмы. В 460 году до нашей эры этот храм описал Геродот. Согласно историку, его базовая ступень занимала площадь одной квадратной стадии, тогда как стадия равнялась примерно 180 метрам. Это сооружение благополучно простояло до эпохи Александра Македонского, который умер в Вавилоне, так и не успев сделать его столицей своей империи. Зиккурат, о котором, скорее всего, идёт речь в библейской легенде, окончательно разрушился около тысячи лет назад.

    Как Вы объясните происхождение этой легенды?

    Она несёт поучение и религиозное, и морально-этическое. Её возникновение, вероятно, было обусловлено обстоятельствами общественной и политической ситуации в Вавилоне в шестом веке до нашей эры во время правления Навуходоносора Второго. Вавилон был тогда громадной метрополией. Там жили разные народы, в том числе и евреи, переселённые принудительно. «Пленники» страдали от своей языковой разобщённости с остальными жителями. Они наблюдали за межнациональными конфликтами либо даже принимали в них участие. Таким образом, многоязычие представлялось им очередной карой Божьей. Ведь и само заключение в Вавилоне было наказанием, призванным вновь обратить евреев к монотеизму. Смышлёный мальчик из Белостока, прочитав библейский рассказ, нашёл аналогии между своим городом и Вавилоном.

    Соображения молодого Людвига обычно интерпретируются биографами так, словно бы жертвами были лишь евреи; при этом забывают о страданиях польского населения.

    Вы правы, необходимо несколько углубиться в историю Польши, чтобы понять: промышленное развитие Белостока явилось своеобразным следствием тех ограничений, которые царский режим наложил на поляков в наказание за восстание, вспыхнувшее 29-го ноября 1830 года. Жестокого подавления, ссылки многих тысяч людей в Сибирь оказалось недостаточно: все оставшиеся были подвергнуты финансовым взысканиям, главным образом – конфискации имущества. Белосток, как мы уже говорили, с 1815 года располагался прямо у восточной границы Царства Польского. Это искусственное государство без политического суверенитета сконцентрировало свои силы на развитии экономики и вскоре достигло в этом большого прогресса благодаря экспорту на российские рынки. Однако после подавления «ноябрьского восстания» в 1831 году царский режим чрезвычайно ограничил объёмы импорта из Царства Польского, подкосив таким образом его экономику. В этих условиях предприниматели стали вкладывать средства в ближайшие приграничные города. Так в Белостоке начала развиваться промышленность. После 1859 года, когда город стал крупной железнодорожной станцией на пути из Варшавы в Петербург, она стала развиваться ещё быстрее.

    Однако в 1863 году вспыхнуло очередное восстание, последствия которого для Польши были ещё более разрушительными.

    Да, после этого восстания Царство Польское было ликвидировано, оно стало обычной областью Российской Империи. Однако Белосток получил новый толчок к развитию – железнодорожную связь с Москвой. Город переживал техническую революцию, на его фабриках уже работали паровые машины, бывшие в тогдашней России редкостью.

    В год рождения Заменгофа население Белостока составляло около 16 тысяч, из них 11 тысяч евреев. В 1875 году население достигло отметки в 30 тысяч (18 тысяч евреев), а в 1895 году – уже 63 тысяч, из которых 76 процентов составляли евреи. Они владели 90 процентами городских фабрик.

    А кому принадлежали оставшиеся 10 процентов?

    Немцам, несмотря на то, что они составляли лишь пять процентов от общего количества жителей. Примерно столько же было и русских. Они входили в состав управленческого аппарата, действовавшего большей частью против интересов поляков, численность которых постоянно падала.

    Понятно, что далеко не все евреи были фабрикантами.

    Значительная часть евреев занималась торговлей, однако большинство еврейского населения принадлежало к рабочему классу. Рост еврейского населения не только в Белостоке, но и на других польских территориях, аннексированных Россией, был результатом продуманной политики. Царский режим принудительно переселял евреев из глубины России с целью переполнить ими польские города и ослабить сопротивление.

    В то же время, если поляки страдали в основном от политических преследований, евреи были лишены множества прав, особенно это касалось образования. Многие должности и специальности были для них весьма труднодостижимы.

    Однако Марку Заменгофу удалось обойти эти трудности?

    Мой прадед всю свою жизнь стремился вырваться из изоляции, ему удалось получить высшее образование. Кроме этого, он был активным сторонником Хаскалы, движения, ставшего еврейским вариантом европейского просвещения. Это движение были инициировано в конце XVIII века в Германии Мозесом Мендельсоном, дедом выдающегося композитора Мендельсона-Бартольди. Восточной Европы Хаскала достигла поздно, уже после упразднения польско-литовской Республики, и встретила здесь сильное противодействие со стороны консервативных еврейских кругов. Центром движения стал Вильнюс, поэтому адепты Хаскалы охотно называли себя «литовскими евреями».

    Так же, как и Заменгоф. Какие цели преследовались просветителями?

    Они порывали с традиционными узкими религиозными горизонтами и предлагали евреям совершенно новую программу. Просветители подчёркивали необходимость современного светского образования и культурных взаимоотношений с внешним миром. Хаскала стремилась прорвать еврейскую самоизоляцию. Активисты движения полагали, что активное участие евреев в общественных процессах является неотъемлемым условием улучшения их материального положения.

    Преследовалась ли цель достичь ассимиляции?

    Нет, в первую очередь – достижение одинаковых прав и свобод с гражданами других наций.

    Как просветители относились к религии?

    Мендельсон не одобрил атеистических наклонностей французских энциклопедистов. Он не возражал против религии, но предлагал оставить её для личной жизни.

    По слухам в семье Заменгофа царил атеизм?

    Так утверждают биографы, которые волей-неволей стараются отделить создателя эсперанто он еврейской нации. Они бойко цитируют заявление моего Деда, его последние слова, которые он написал перед смертью: «Моя мать была верующей, мой отец – атеистом. В детстве я верил в Бога и в бессмертие души в той форме, в какой это изображала религия моей нации. Я не помню, на каком году жизни я утратил религиозное чувство». Вероятно, под влиянием этих слов некоторым представлялась такая картина семейной жизни семьи Заменгоф: «На вечернем столе был чай с ветчиной»*. Автор руководствовался христианской точкой зрения, согласно которой атеизм – это противоположность религиозности, порицание всего, что связано с религией. Однако, в иудаизме не «вера» составляет сущность религиозности, а соблюдение предписаний; «спасутся не те, кто верит, но те, кто исполняет предписания Закона». Вероятно, только так можно объяснить, почему «атеизм» Марка Заменгофа ничуть не мешал его активному участию в жизни еврейского сообщества. Он был достаточно известным знатоком Библии, по субботам не носил шпаги (которая была его должностным атрибутом). Словом, он вёл себя точно так же, как и его соплеменники, так как предписания Учения регулировали поведение всех евреев как этнической группы.

* Примечание: Такую картину рисует видный деятель эсперанто-движения Эдмон Прива в своей книге «Жизнь Заменгофа».

    Вероятно, его активное участие в жизни сообщества помогало ему в пропаганде просветительских идей?

    Безусловно. В 1867 году в Белостоке состоялось открытие новой синагоги. По этому случаю Марк Заменгоф выступил с русскоязычной речью, в которой призывал своих соплеменников: «Давайте не будем более отделяться от наших братьев, русских, среди которых мы живём, давайте вместе с ними принимать равное участие в трудах на благо страны ради нашего блага и счастья».

    Сам Марк Заменгоф был живым примером достижения «блага и счастья» на этом пути. Как ему это удалось?

    Путём самообразования. Просто удивительно, но ему удалось самостоятельно овладеть знаниями, которые позволили ему стать школьным преподавателем сразу по трём предметам, а именно географии и двум языкам – французскому и немецкому. Языки в то время были наиболее доступным объектом изучения для самоучек. Просветители благоволили изучению языков, считая их важным инструментом для преодоления изолированности. Марк Заменгоф стремился доказать, что, даже будучи лояльным членом еврейского сообщества, можно приобрести современное образование и даже занимать государственный пост.

    Нужно добавить, что этому способствовали и тогдашние политические обстоятельства. Царская Россия только что подавила польское восстание 1863 года и применила ко всему народу множественные репрессии. В их числе было и выдворение польского языка из школьных программ, а также массовые увольнения польских преподавателей. Таким образом освободилось множество постов в общеобразовательных школах. Я говорю это для того, чтобы пояснить, сколь сложной была тогда ситуация на польских территориях, присоединённых к Российской Империи.

    Она была ещё более сложной в Белостоке, где население делилось не только по национальному, но ещё и по экономическим и политическим критериям. Для русского, являвшегося царским служащим или полицейским, каждый поляк был «революционером»; для поляка каждый русский был «захватчиком» и представителем вражеского режима. Рабочий же, не важно, был ли он поляком или евреем, работая по шестнадцать часов в день, считал каждого немецкого или еврейского промышленника «капиталистическим эксплуататором».

    Для польского или белорусского крестьянина из окрестностей города врагом был торгаш-еврей, скупавший урожаи по произвольно устанавливаемым ценам. Вот мы и пришли к городскому рынку Белостока.

    Так называемый «сенной базар» – согласно легендам, распространённым в эсперантской литературе – и являлся местом, где молодой Людвиг страдал от наблюдений за столкновениями между жителями города и пытался примирить их, выступая добровольным переводчиком. Он придавал наибольшее значение языковым различиям. Как я уже упоминал, в Белостоке, по его словам, «просто людей не было: были лишь русские, поляки, немцы и евреи».

    В принципе, он мог бы добавить ещё и белорусов и татар из близлежащих деревень.

    Ну, ещё и частных преподавателей, главным образом французов, нанимаемых богачами Белостока.

    Таковы языковые характеристики Вавилонской башни Белостока… Однако, вавилонское проклятье доставляет хлопоты и современному миру. На скольких языках говорят на Земле?

    Вот если бы Вы решили ознакомиться со всеми африканскими языками, изучая каждый из них в течение месяца, сколько бы Вам понадобилось времени, как Вы думаете?

    Лет десять?

    Нет, около ста лет! Это примерный подсчёт, так как лингвисты до сих пор не пришли к окончательному решению вопроса о том, сколько же языков используется в Африке. В среднем их число оценивается как тысяча. Проблемой является то, что не все африканские языки достаточно изучены, и не всегда можно с уверенностью говорить именно о разных языках, а не о разных диалектах одного и того же. Разумеется, расчёт времени является чисто теоретическим. Возможно, времени понадобится и меньше, так как человеческие языки быстро вымирают, главным образом по причине глобализации. В эпоху великих географических открытий существовало около пятнадцати тысяч языков. Уже около ста лет назад их число сократилось до десяти и сейчас, вероятно, не превышает 5-6 тысяч. Повторяю, это число лишь приблизительно, так как после исследований некоторые из этих языков могут оказаться лишь диалектами.

    Говорят, что язык – это диалект победителя. В Испании центральные власти в течение долгого времени отказывались признавать каталанский и баскский языки.

    Да, нередко на классификацию языков влияют и политические тонкости, но не всегда в негативном отношении. Вполне естественно, что в Нидерландах местный язык является официальным, тогда как его очень близкая разновидность, так называемый нижненемецкий язык, считается в Германии лишь диалектом. Отдельными языками считаются сербский и хорватский, чешский и словацкий, шведский и норвежский, однако серб с хорватом, чех со словаком и норвежец со шведом поймут друг друга гораздо лучше, чем два итальянца, говорящие на разных диалектах своего официального итальянского языка.

    Ретороманский язык в Швейцарии, несмотря на то, что на нём говорит весьма незначительный процент населения, является официальным благодаря давнему политическому решению.

    Этот факт говорит в пользу Швейцарии. Такое небольшое государство имеет целых четыре официальных языка, что доказывает, что число языков является пропорциональным не обязательно размерам государства, но ещё и его географическим особенностям. Безусловно, горы способствовали вавилонскому смешению.

    Взять, например, Кавказский регион, где используется около сорока языков из пяти языковых групп. Например, азербайджанский язык принадлежит к тюркской группе, а армянский – к индоевропейской. Они отличаются так же, как и французский от венгерского! Грузин совершенно не понимает чеченца. Оба не смогли бы объясниться с абхазцем и так далее.

    Кавказ подтверждает мысль о том, что даже малая группа способна сохранить свой язык, если проживает изолированно и труднодоступно для других языков.

    Вы коснулись механизма многоязычия. Вы не верите в рассказ о вавилонской башне?

    Я не единственный, кто относится к нему с недоверием. Лишь часть лингвистов считает, что на заре человеческой истории существовал лишь один язык. Скорее всего, языки возникли лишь около ста тысяч лет назад вместе с видом «человек разумный». Однако эксперименты показали, что и шимпанзе обладает способностью общаться с помощью языка, правда, только жестами и лишь на уровне двух-трёх летнего ребёнка. Он не обладает голосовым аппаратом, чтобы говорить. Человек способен производить членораздельные звуки благодаря низкому расположению гортани и большой подвижности языка.

    Нет ничего удивительного в том, что во многих языках слово «язык» обозначает как средство общения, так и анатомический орган. И где же человек впервые использовал свою гортань и язык для общения?

    Колыбелью человеческой речи, как и разума, считается восточная Африка. Оттуда речь распространилась через Ближний Восток по всем направлениям. При своём распространении языки всё более и более разделялись. Племя, которое становилось слишком многочисленным, разделялось на несколько групп. Каждая из них основывала своё поселение, что обеспечивало дальнейшее существование. Группы одного племени, жившие изолированно друг от друга, вскоре теряли взаимопонимание, так как их языки, бывшие в начале одним языком, спонтанно развивались и всё более отличались друг от друга. Такова предельно упрощённая картина. На самом деле процессы языкового дифференцирования проходили весьма сложными путями. Безусловно, такие географические образования, как моря, горы, леса значительно повлияли на распад языков. Позже добавились ещё и общественные и экономические факторы.

    Однако эти аргументы не доказывают, что в начале был лишь один язык?

    Лингвисты выделяют около пятнадцати так называемых семей языков. Достаточно трудно представить, что все эти семьи произошли от единого праязыка. Если посмотреть на распространённость тех или иных языков, то можно заметить значительное превосходство языков индоевропейской языковой семьи. Двенадцать языков этой группы находятся среди двадцати самых больших языков мира.

    Однако первую позицию занимает не один из них, а китайский!

    Точнее, его классический диалект (мандарин), да ещё и в пекинском своём варианте, на котором действительно говорит миллиард человек. Он абсолютно преобладает в сино-тибетской языковой семье, которую составляет более десяти языков, распространённых в юго-восточной Азии. Тем не менее, именно индоевропейские языки наиболее распространены в мире. Они же являются и наиболее изученными на основании текстов на санскрите, древнегреческом и латинском языках. Сходство между этими классическими языками древнего мира впервые заметил Уильям Джонс в 18-ом веке. Санскрит, называемый латынью древней Индии, был к тому времени уже давно умершим языком, но ещё использовавшимся в богослужениях. Легко представить себе изумление британца, обнаружившего, что столь далёкие друг от друга языки имеют общие слова и базируются на схожих грамматических элементах. Уильям Джонс служил в Индии судьёй и языки изучал лишь для своего удовольствия. Он выдвинул гипотезу, что упомянутые древние языки происходят от одного праязыка; следовательно, из той же почвы выросли также кельтские и германские языки.

    Наследниками латыни являются романские языки, однако ещё более многочисленна славянская группа, насчитывающая 11 языков.

    Тогда как древнегреческий язык продолжает жить (в современной форме) лишь в нынешней Греции. Албанский язык тоже не дал потомков, так же как и армянский. Из балтийской группы спаслись только латышский и литовский языки – к большой радости лингвистов, так как оба языка необычайно похожи на санскрит. Самую большую ветвь индоевропейской языковой семьи образует индоиранская группа, в которую входят языки, используемые в Индии, Пакистане, Иране и Афганистане. В Европе похожий язык используют цыгане.

    В европейском Вавилоне говорят не только на индоевропейских языках.

    Верно, венгры, финны и эстонцы принадлежат к уральской языковой семье. Географическое распределение языков является отражением перемещений народов. В языках, сейчас используемых в Европе, звучат отголоски давних вторжений азиатов. Предки венгров появились в Европе только в девятом веке, предки славян – на несколько веков раньше. О настоящих европейцах мы знаем очень мало.

    Возможно, их потомками являются баски?

    Возможно, что именно этот народ связывает нас с древними европейскими реалиями через тысячелетия. Баскский язык – это изолированный язык, «язык-сирота», он не имеет родственников в Европе или других частях света и просто чудом сохранился в долинах западных Пиренеев. Однако существуют и другие изолированные языки, например, корейский.

    «Вавилонский синдром» является характерным для примитивной стадии развития человеческого общества. В какой-то момент языки прекратили разделяться и множиться, следовательно, должен был начаться обратный процесс.

    Ни одна человеческая группа не может существовать без общего языка. Чем более высокой ступени эволюции достигает человеческая общность, тем более многочисленной она должна становиться. Она подчиняет себе соседние группы и навязывает им свой язык. Это простое объяснение, хотя объединяющие факторы в языковом развитии многочисленны, они отражают развитие человеческого общества, так как язык – это социальный феномен. Объединяющие факторы можно разделить на три группы: социально-экономические, технические и образовательные. Примерами могут служить разделение труда, развитие транспортных средств и изобретение письма. На более высокой стадии общественного развития сформировались национальные языки – их основой служит язык той группы, которая наиболее развита в экономическом, культурном и политическом плане. Так, парижский регион стал колыбелью французского языка, а Тоскана – итальянского.

    Многоязычие – это феномен, корни которого лежат очень глубоко. А когда люди впервые осознали, что оно является досадным затруднением?

    Языковые сложности появились тогда, когда разноязычные общественные группы столкнулись с необходимостью найти взаимопонимание. Эту потребность породили в первую очередь торговые отношения. Можно предположить, что люди пытались разрешить проблему подобно тому, как это делаем мы сейчас – либо через язык жестов, либо изучая язык своего партнёра. Чем больше общественных групп заводили между собой отношения, тем значительнее множились и языковые барьеры. Часто люди пытались прийти к какому-нибудь разумному решению проблемы. Например, в средиземноморском регионе сформировался искусственный язык, использовавшийся в средние века торговцами. Так называемый «лингва франка» был смесью французского, испанского, итальянского, греческого и арабского языков. Современный мальтийский язык кажется его отголоском.

    В Европе в течение долгого времени международным языком служила латынь, особенно на научном поприще. Почему она потеряла эту роль?

    Латыни не удалось поспеть за развитием западной цивилизации. Она долго сохраняла свои позиции в отраслях, где научная терминология была разработана ранее всего, например, юриспруденция, медицина и биология. Однако самые новые отрасли науки не находили в ней необходимых терминов. Благодаря развитию книгопечатания стало легче публиковать произведения на национальных языках; в том числе и научные произведения всё чаще и чаще публиковались не на латыни, что, безусловно, тормозило свободный обмен мыслями и идеями. Испанский философ XVI века Хуан Луис Вивес беспокоился по этому поводу: «Погибнет латынь, и воцарится хаос во всех науках».

    Однако латынь долгое время сохраняла свои позиции в католической церкви.

    Пока Второй Ватиканский Собор не сверг её с трона. Древний язык оказался препятствием к распространению христианства в Азии и Африке, кроме того, он мешал экуменическим намерениям церкви. Ещё одной из причин прощания с латынью была её сложность.

    Точно, в структурной сложности так называемых естественных языков лежит основная причина вавилонского комплекса. Людвиг Заменгоф попытался одолеть его, предлагая человечеству язык, рационально упрощённый. Однако, он не был первым?

    «Уже в древности…» – так начинаются описания многих элементов западной цивилизации. Первая известная нам попытка достичь взаимопонимания вопреки языковым барьерам принадлежит римскому врачу Клавдию Галену. Во втором веке нашей эры он разрабатывал универсальную систему символов, вероятно схожих с теми, которые сегодня используются в химии и математике. По этому же пути пошёл каталанский теолог с Мальорки Раймунд Луллий (XIII век), сформулировавший тезис о том, что все вещи и понятия поддаются классификации и представлению с помощью универсальных символов. С этой целью он соорудил логическую машину. Она состояла из семи колёс, концентрические движения которых позволяли образовывать многочисленные комбинации понятий. Другими словами эта машина могла механическим образом образовывать понятия.

    Некий прообраз компьютера?

    Точнее, прототип появившихся позже математических машин, включая машину Лейбница. В эпоху Возрождения идея международного языка вдохновляла многих мыслителей. Одним из первых создателей международного языка считается итальянский поэт Теофило Фоленго. Он упростил грамматику латыни и дополнил её словами из итальянских диалектов (в результате чего получился так называемый «макаронический язык»). В начале XVI века он написал на этом языке эпос «Бальдо», в котором пародировал романы о странствующих рыцарях, на сто лет предвосхитив появление романа о Дон Кихоте. Примерно в то же время Томас Мор опубликовал своё произведение, известное под сокращённым названием «Утопия». Оно представляло читателю идеальное общество. Греческое слово «утопия» означает «место, которого нет». Однако великий гуманист жил во вполне существующем месте, а именно в Англии, канцлером которой он некоторое время был. Его голова в итоге попала под топор палача за отказ отречься от католического вероисповедания. В 1935 году он был канонизирован как ещё один святой Фома.

    Удивительно, ведь его считают отцом коммунизма, хоть и утопического, но всё же…

    Джордано Бруно был ещё одним мыслителем, посвящавшим время идее международного языка. Он тоже погиб, хоть и при других обстоятельствах: в 1600 году он был сожжён на костре, защищая взгляды Николая Коперника. В то же время международным языком занимался француз еврейского происхождения Нострадамус. Однако следует ещё раз подчеркнуть роль Томаса Мора, так как он вдохновил многих писателей. Его идеи можно найти и в «Новой Атлантиде» Фрэнсиса Бэкона, и в «Городе солнца» Томмазо Кампанеллы, и в «Республике Океании» Джеймса Гаррингтона. Во всех этих идеальных государствах использовался идеальный язык. В «Утопии» имеются упоминания об «универсальном алфавите», который состоял из комбинаций всего лишь двух элементов – круга и чёрточки.

    То есть, он был чем-то похож на корейский алфавит, создатель которого, живший в XV столетии, как говорят, создал его, наблюдая за оконными рамами. Но с какой целью нужно было создавать именно «идеальный» язык?


Продолжение следует...

Перевод осуществлён по изданию Dobrzyński, Roman. La Zamenhof-strato. Verkita laŭ interparoloj kun d-ro L.C. Zaleski-Zamenhof. — Kaunas: Ryto varpas, 2003. — 288 pĝ., il. — 1000 ekz.

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержаниеСледующий фрагмент перевода

Все записи по тегу «z-strato»
Tags: z-strato
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments