Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Category:

Рецензирую: «Алые паруса» (А. Богословский, 1976)

Уже более месяца назад ознакомился с советской рок-оперой «Алые паруса» (авторства Андрея Богословского, реализована силами ВИА «Музыка», 1976), являющейся одной из первых советских рок-опер. Ну, собственно, сложно назвать её прям рок-оперой (сейчас она звучит скорее как популярный мюзикл), но сути дела это не меняет. Если очень кратко: произведение очень понравилось, несмотря на некоторую как музыкальную, так и текстовую рыхлость/пустоватость. Опера вышла очень светлой и мажорной; впрочем, сложно было бы ожидать от произведения, созданного по мотивам чрезвычайно светлого, яркого и лиричного произведения Александра Грина, какого-либо другого звучания :). К слову, в той же википедии можно почитать и о трагической судьбе, и о тяжёлом характере Грина; диву даёшься, как столь светлые произведения могли выходить из-под пера столь измученного судьбой человека...

В критическом ключе могу упомянуть лишь разве то, что наиболее «яркими» номерами вышли сторонние фрагменты (см. ниже). Имхо, имеется явный дисбаланс между номерами, посвящёнными главным героям (особенно Ассоль, в целом больше внимания в рок-опере уделено Грэю), и номерами, раскрывающими «обстановку». А так и покритиковать толком нечего. Музыка прозрачна и приятна, либретто внятно, стройно и местами даже крайне симпатично. Можно, не заморачиваясь поисками, сразу послушать всю рок-оперу на ТыТрубе, если кто не слышал :).



Действие открывается замечательной во всех отношениях увертюрой.

Следует вступление от юной Ассоль. Всё светло и симпатично, но ничего особо примечательного.

Затем идёт милая, но музыкально и текстово пустоватая сцена встречи Ассоль с Эглем, в целом довольно близко соответствующая тексту оригинальной повести.

Потом идёт сцена отъезда Грэя из родительского дома. Родители благословляют его на путешествие, Грэй обещает оставаться верным заветам родителей. Пустоватая, хоть и мажорная сцена, самая слабая, пожалуй, во всём произведении.

Далее идёт монолог от уже повзрослевшей Ассоль (номер душевен).

    Где же ты, мой принц? Где же ты, мой принц?
    Где ты? Кто ты? Кто — мне ответьте!
    Для тебя живу, лишь для тебя живу
    Я на этом свете.

    И пусть проходят дни и годы, пусть проходят,
    Любимые любимых всё равно находят...

    [...]
    Без тебя жизнь немыслима,
    Без тебя и истина — не истина...

    [...]
    Я уже и сама
    Разуверилась в этом пророчестве.
    Я всё время одна и одна,
    Невозможно жить в одиночестве.
    Деревья! Почему вы молчите?
    Травы! Почему вы молчите?..


Затем следует сцена первой встречи Грэя с Ассоль, номер вышел, имхо, блёклым; столь романтичный эпизод мог бы быть представлен и душевнее.

Следующий номер — сцена в трактире — понравился мне, пожалуй, более всего как музыкально, так и текстово:

    Где-то воет буря,
    Где-то свисты ветра,
    Но на берегу я,
    И в трактире — вечное лето!

    Вечное лето, лейся вино!
    Девушки в танцах юбками вертят...
    Что нам теперь-то? Нам всё равно!
    Там за окном свистопляска,
    Но здесь — вечное лето! Вечное лето!

    То, что ветер свищет, —
    Добрая примета.
    Пусть меня поищет,
    Ведь в трактире — вечное лето!

    Вечное лето, весело пей,
    Музыка громче играй до рассвета!
    Мы не боимся страшных дождей,
    Там за окном хоть полмира залей,
    А здесь — вечное лето! Вечное лето!

    Волны валят валом,
    Захлестнув полсвета.
    Кто-то за штурвалом,
    А в трактире — вечное лето.

    Вечное лето, шутки и смех,
    Все мы вином и любовью согреты!
    Эй, наливай-ка снова для всех,
    Там за окном — хоть ты дождь, хоть ты снег,
    А здесь — вечное лето! Вечное лето!


Затем Грэй интересуется у окружающих, кто такая та девушка, которую он встретил. Номер неравномерен, реплики трактирщика более живы, чем рефлексии Грэя. В беседу вмешивается также Угольщик, приятель Ассоль.

    Кто такая Ассоль? Что такое Ассоль?
    Это слёзы и смех, это перец и соль!..

    [...]

    — Да, говорите, я слушаю вас.
    — Вы, наверно, не видели этой девушки глаз.
    В них спокойным и нежным светом
    Тихо плещется чистота,
    Словно море, лучами согретое.
    И чиста её мечта...

    Правда, как-то в лесу она встретила
    Старика, он был добр и сед,
    И по малости лет поверила
    В то, что ей напророчил дед.

    Много ль маленькой надо — лишь ласку
    Да улыбку в добрых глазах,
    И поведал он девочке сказку
    И о принце, и о парусах.

    Слово — птица, поймай, коль скажется.
    Только вы посудите сами:
    Верит девушка в то, что покажется
    Бриг под алыми парусами,

    Что сойдёт к ней прекрасный юноша,
    Заберёт её в путь по свету.
    Что плохого тут, если вдуматься?
    Ничего тут страшного нету...


Далее идёт сцена в магазине, где Грэй выбирает и покупает шёлк для парусов; длинновато, но интересно.

    — Словно румянец девичьих щёк!
    — Вот это шёлк! Вот это шёлк!
    — Нет, мне не нравится, слишком он яркий,
    В нём нету истины и теплоты,
    Этот оттенок хорош на подарки,
    Ну-ка ещё мне показывай ты!
    — Кажется, тронь — и получишь ожог!
    — Вот это шёлк! Вот это шёлк!
    — Этот цвет слишком резкий,
    Напоминает яркий костёр.
    А надо, чтоб цвет ложился на сердце,
    А надо, чтоб цвет радовал взор.
    — Этот шёлк с края света,
    Самого огненного цвета,
    В этом цвете тайна и печаль!
    Ну, а этот чем не дивен?
    Льётся он как алый ливень,
    Мне его, по правде, даже жаль...
    — Этот цвет мне нравится!
    Этот цвет подходит мне!
    — Ах, какой замечательный вкус!
    — Вы отложите мне этот!
    — Сколько? Сколько?
    — Две тысячи метров!
    — Вы сошли с ума! Вы сошли с ума!
    — Нет, нисколько с ума я не сошёл,
    Вы завтра мне пришлите на корабль этот шёлк...


Следует выступление моряков с парусника Грэя. Имхо, второй номер из всей оперы по замечательности:

    Это наше море, это наше море,
    Море проникает даже в наши сны!
    В счастье или в горе скажем мы, не споря:
    В мире жить без моря не можем мы!

    Эй, там, на мачте! Эй, веселей!
    Девушки, не плачьте! Девушки, не плачьте!
    Море любит искренних людей!
    Море любит искренних друзей!

    Голубые дали, голубые дали,
    Ветер, раздувай-ка шире паруса!
    Если вы покуда моря не видали,
    То скорей смотрите во все глаза!

    [...]

    Всплески волн и журчанье струй,
    Солнце с неба слепит глаза.
    Ветер, всей своей силой надуй
    Алые паруса!

    — Вижу я, что-то случилось с капитаном,
    Вижу, что утром просыпается он рано,
    Ходит он шалый с весёлыми глазами...
    Что это с вами? Что это с вами?
    — Это моя любовь! Это моя любовь!
    Это моя любовь, словно сказка, и на все времена!


Наконец, завершает повествование сцена на городской площади, где все насмехаются над Ассоль, но в конце на горизонте появляется корабль с алыми парусами. Небольшой эпилог служит неплохим заключением и резюме к основной идее наиболее известного произведения Грина.

    Как хочется нам в мир вглядеться пристальней,
    К мечтам мы молодостью призваны.
    И, полные надежд и дум высоких,
    Ждём на земле свой звёздный час.

    Как жадно мы охотимся за истиной,
    Меняем корабли, минуем пристани.
    Мы ищем красоту в краях далёких,
    А красота таится возле нас...



Ещё раз резюмирую: непременно рекомендую ознакомиться с «Алыми парусами»!

Tags: музыка, поэзия, рецензирую
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments