Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Улица Заменгофа (часть 1)

Получив согласие от автора (Романа Добжиньского), начну частями публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа», написанной на основе бесед со внуком создателя эсперанто, Луи-Кристофом Залески-Заменгофом. Книга состоит из нескольких частей, в ней неминуемо пойдёт речь об истории и идейном фоне эсперанто-движения, но также и о куче смежных вещей, так или иначе связанных с его создателем и его внуком. В частности, имхо, весьма интересна первая часть, основанная на воспоминаниях интервьюируемого о его жизни в варшавском гетто и вообще о состоянии дел в Польше в годы Второй мировой войны. Ввожу отдельный тег «z-strato» для облегчения навигации (содержание сетевой версии имеется в конце данной записи). Впечатления и замечания по поводу текста перевода будут приняты с благодарностью. Приятного чтения!


Роман Добжиньский

Улица Заменгофа
Книга написана на основе бесед с
доктором Л.-К. Залески-Заменгофом

Перевод с эсперанто – П. Можаев



    Вступление

Название книги выглядит надуманным. Однако, учитывая тот факт, что в разных странах по всей планете насчитывается около сотни улиц Заменгофа, зададимся вопросом: идёт ли речь о любой улице, носящей его имя, или же подразумевается какая-то одна улица, чем-то отличающаяся от других? Или же речь идёт о воображаемой, виртуальной улице, по которой должно идти человечество в соответствии с мечтой Заменгофа?

В принципе, существует одна совершенно особая улица: улица Заменгофа в Варшаве. Улица, на которой стоял когда-то дом под номером 9, дом, в котором в течение многих лет жил и работал доктор Заменгоф; где в течение многих лет после его смерти работал его сын Адам, после Адама – невестка Ванда. И вот – странное совпадение (совпадение ли?): на той же улице Заменгофа, отстроенной после войны, через пятьдесят лет, хоть и не под номером 9, поселился я, Его внук, и жил там много лет вместе со своей женой и дочерьми.

Варшавская улица Заменгофа упорно сопротивлялась переименованиям, которые пытались осуществить военные и послевоенные режимы. В то время, когда сын Заменгофа был уже расстрелян, а другие его родственники – заключены под стражу, по этой улице ездили трамваи с большой надписью «Заменгоф». Так и сейчас по улице ездят автобусы с надписью «Эсперанто», направляясь к улице Эсперанто, находящейся неподалёку.

Однако в страшные 1942-43 годы варшавская улица Заменгофа вела сотни тысяч приговорённых евреев по направлению к составам, увозившим их ко «всеразрешающему» центру Треблинка. По улице Заменгофа прошли Софья и Лидия, дочери доктора Заменгофа; прошёл по ней и я, Его внук, чудом спасшийся от путешествия к смерти.

Вместо того чтобы вести к мерзости, пусть виртуальная улица Заменгофа ведёт человечество к терпимости, пониманию, братству. Пусть она ведёт вечно воюющий мир к тихой гармонии большой семьи народов, чьё разнообразие не будет больше причиной взаимной ненависти, а станет самым большим общим достоянием.

Л.-К. Залески-Заменгоф
Париж, май 2003


    Предисловие

    Господин профессор, что вы считаете своей самой большой удачей?

    Вероятно то, что я и дед, и внук одновременно; дед – в моей собственной семье, внук – в «семейном кругу»* эсперантистов, иногда даже и вне него. Недавно я получил письмо от десятилетнего француза: «Я знаю, что вы – внук создателя эсперанто. Я тоже хочу создать международный язык. Расскажите, пожалуйста, как это делается».

* Примечание: «Семейный круг» – на языке эсперанто устоявшееся выражение, собирательное обозначение эсперантистов. Выражение является цитатой из стихотворения Л. Заменгофа «Надежда» (здесь и далее – примечания переводчика).

    Создателем эсперанто был Людвиг Заменгоф*. Вы, его внук, зовётесь вдвое длиннее: Луи-Кристоф Залески-Заменгоф. Почему?

* Примечание: Создатель эсперанто, согласно официальным документам, носил следующее имя: Лазарь Маркович Заменгоф. Однако в эсперанто-литературе традиционно употребляется также и имя Людвиг.

    Слепая судьба написала для меня несколько биографий, ей было угодно, чтобы за одну жизнь я несколько раз сменил свою личность. Я родился в Варшаве, столице Польши, как Людвиг Заменгоф. Я был польским мальчиком Людвигом, которого ласково звали Лютек. Однако в 1939 году немецкое оккупационное командование приказало мне надеть повязку со звездой Давида и загнало меня в гетто. Так в первый раз я стал кем-то другим.

    С другим именем?

    Нет, с тем же именем и даже из-за этого имени. Через два года я решил утаить его и принять новое: Кшиштоф Залеский. Так я перевоплотился, не умерев. Я должен был родиться заново, чтобы вообще жить дальше. Новая метрика сделала меня почти на год моложе и подарила мне в качестве места рождения город Ломжа. За стенами гетто я снова стал поляком, что ещё не гарантировало безопасности, но предоставляло определённую возможность выбора, например, способа смерти. В принципе, я мог быть схвачен на улице и застрелен в рамках круговой поруки, но я мог также добровольно рисковать жизнью, присоединившись к вооружённому сопротивлению или помогая евреям. В то же самое время люди за стенами гетто не имели никакой альтернативы, их ждали лишь трубы крематория. Новое перевоплощение позволило мне вернуться к жизни. Я не притворялся Залеским, я стал Залеским. Я разделил участь других жителей оккупированной Польши: днём – работа на фабрике, вечером – конспиративные собрания, новые друзья, самообразование, сопротивление.

    Когда произошло слияние обеих личностей под двойным именем?

    Когда завершилась немецкая оккупация Польши, я попытался оживить в себе Людвига Заменгофа. Неужели же Кшиштоф Залеский должен был умереть? Я ведь представлял себя и тем, и другим. Залеский спас жизнь Заменгофу. Разве мог Заменгоф забыть Залеского?

    Вы выбрали синтетическое решение, а именно: Луи-Кристоф Залески-Заменгоф…

    Единство в разнообразии – вот мой девиз. Можно понимать это и как уважение чужого. Это вера, которая выкристаллизовалась из моих собственных жизненных опытов. Этой идее я остаюсь верен, проживая во Франции уже долгое время.

    Почему же Вы всё-таки изменили имя?

    Я адаптировал лишь личные имена: Луи-Кристоф. Просто ни один француз не смог бы произнести польское имя Кшиштоф. Во Франции я провёл бóльшую часть своей жизни. С этой страной меня связывает моя профессиональная карьера, здесь живут многие мои друзья, для которых я просто Крис. Вот моё, надеюсь, последнее воплощение. И Париж, и Варшаву я в равной степени ощущаю своими городами.

Продолжение следует читать тут...




Представленные в книге фотографии


Р. Добжиньский и Л.-К. Залески-Заменгоф в Вейсеяе (Литва), 1998 год.



Л.-К. Залески-Заменгоф на варшавской улице Заменгофа.



Л.-К. Залески-Заменгоф вручает Медаль Терпимости папе Иоанну Павлу II.



Л.-К. Залески-Заменгоф среди детей из приюта «Bona Espero» в Бразилии.


Навигация по сетевой публикации книги

Перевод осуществлён по изданию Dobrzyński, Roman. La Zamenhof-strato. Verkita laŭ interparoloj kun d-ro L.C. Zaleski-Zamenhof. — Kaunas: Ryto varpas, 2003. — 288 pĝ., il. — 1000 ekz.

Вступление и предисловие. Первый фрагмент (вот эта самая запись :))
• Часть 1, «Стены». Фрагмент 2.
• Часть 1, «Стены». Фрагмент 3.
• Часть 1, «Стены». Фрагмент 4.
• Часть 1, «Стены». Фрагмент 5.
• Часть 1, «Стены». Фрагмент 6.
• Часть 2, «Острова». Фрагмент 7.
• Часть 2, «Острова». Фрагмент 8
• Часть 2, «Острова». Фрагмент 9.
• Часть 3, «Башни». Фрагмент 10.
• Часть 3, «Башни». Фрагмент 11.
• Часть 3, «Башни». Фрагмент 12.
• Часть 4, «Пути». Фрагмент 13.
• Часть 4, «Пути». Фрагмент 14.
• Часть 4, «Пути». Фрагмент 15.
• Часть 4, «Пути». Фрагмент 16.
• Часть 5, «Мосты». Фрагмент 17.
• Часть 5, «Мосты». Фрагмент 18.
• Часть 5, «Мосты». Фрагмент 19.
Послесловие. Фрагмент 20.

Tags: z-strato
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments