Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Category:

К истории именования астероидов

В качестве развёрнутого комментария к предыдущей литературно-астрономической загадке накатал за пару бессонных ночей рассказ о том, как называли и называют астероиды. Имхо, интересная история как с точки зрения развития астрономии, так и в плане демонстрации того, что даже в столь точной и благородной науке не всё бывает гладко.

Для начала напомню базовые вещи. Астероидами (термин ввёл Уильям Гершель в 1802 году) или малыми планетами называются малые тела Солнечной системы (недостаточно большие, чтобы считаться планетой, но больше тридцати метров, меньшие объекты называют метеороидами), обращающиеся вокруг Солнца и не являющиеся кометами (для комет характерна газообразующая активность при приближении к Солнцу; при этом отдельные астероиды являются, по сути, «выродившимися», «потухшими» кометами).

Первым открытым астероидом стала Церера (она была открыта 1 января 1801 года). Поначалу её считали полноценной планетой (занимающей положение между Марсом и Юпитером), потом стало ясно, что она является лишь одним из представителей большой группы небесных тел, а уже в 2006 году её переклассифицировали как карликовую планету. Последующие астероиды были открыты в 1802 (Паллада), 1804 (Юнона) и 1807 (Веста) годах. Затем наступил перерыв до 1845 года (когда была открыта Астрея), а с 1847 года астероиды стали открывать уже по несколько в год. К началу XX века было известно уже более четырёх с половиной сотен астероидов; понятно, что в дальнейшем частота их открытий постоянно возрастала, в конце XX века этот рост стал взрывным. По состоянию на 9 июля 2017 года известно 734274 астероида, из которых 496815 имеют постоянные номера (то есть, их орбита считается надёжно вычисленной), тогда как собственные имена имеют лишь 21009 астероидов (инфа от Центра малых планет).


Изображение взято отсюда: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Minor_planet_count.svg

Понятно, что обозначение и именование астероидов является довольно серьёзной проблемой (раз уж количество астероидов столь велико). О решениях этой проблемы я и постараюсь рассказать. Основная часть текста базируется на книге Schmadel, Lutz D. Dictionary of Minor Planet Names. — Fifth Revised and Enlarged Edition. — B., Heidelberg, N. Y.: Springer, 2003. — P. 298. — ISBN 3-540-00238-3 (не перевод, а вольный пересказ), плюс привлекалась информация из википедии. Кому интересно — читаем дальше.


      Формальные обозначения астероидов

До середины XIX столетия номенклатурной проблемы в отношении астероидов не существовало. Церера, Паллада, Юнона и Веста (первые открытые астероиды) упоминались просто по именам. Проблема возникла лишь примерно в 1850-х годах в связи со значительным ростом числа открытых астероидов. Поначалу казалось возможным просто давать каждому астероиду собственное имя и создавать для каждого из них отдельный астрономический символ (то есть, действовать так же, как ранее поступали с большими планетами). Однако практика присуждения символов быстро показала свою несостоятельность. Использование этих символов оказалось как затруднительным с точки зрения книгоиздательской техники, так и совершенно непрактичным с точки зрения нагрузки на память (упомнить все эти символы, учитывая дальнейший рост их числа, представлялось невозможным). Вероятней всего, последним астрономом, присвоившим отдельный символ астероиду (а именно астероиду (32) Фидес), был Карл Теодор Роберт Лютер (Luther, 1855).

Вместо использования символов была введена система порядковых номеров. Впервые подобную идею (с помещением порядкового номера астероида в кружок) высказал Иоганн Франц Энке (Enke, 1851) на страницах «Berliner astronomisches Jahrbuch» (далее — BAJ). Первое практическое применение данной системы принадлежит американскому астроному Джеймсу Фергюсону (Ferguson, 1852), который обозначил Психею как ⑯ Психея (астероид Психея был открыт в 1852 году; в настоящее время порядковый номер астероида помещается в круглые скобки — (16) Психея). Порядковый номер присуждался редактором журнала «Astronomische Nachrichten» (далее — AN) соответственно дате первой публикации об открытии нового астероида, что вскоре привело к неприятным противоречиям: так, в начале октября 1857 года Фергюсон открыл астероид Виргиния, которому присвоили порядковый номер 50, тогда как астероиду, открытому Гольдшмидтом ещё в сентябре того же года (Мелета), был присвоен порядковый номер 56. Астрономическое сообщество пришло к выводу, что назначение астроидам собственного имени может и отодвигаться на некоторый срок, тогда как традиция присуждения порядковых номеров строго в соответствии с хронологией открытий должна соблюдаться неукоснительно.

Вопросы наименования и присуждения порядковых номеров дополнительно осложнялись тем, что сложно было судить, кого именно считать первооткрывателем и кто именно имеет право давать имя новому астероиду. Рудольфу Вольфу (Wolf, 1859) принадлежит следующее замечание: «Открытие Урана не может быть приписано Флемстиду, открытие Нептуна не может быть приписано Лаланду, точно так же открытие астероида-56 нельзя приписать Гольдшмидту: первооткрыватель планеты — не тот, кто её впервые увидел или пронаблюдал, а тот, кто впервые распознал в ней новый небесный объект». Случаи, когда первый наблюдатель не осознал природу наблюдаемого объекта, а основная роль в открытии принадлежала лицу, впервые рассчитавшему орбиту нового тела, уже тогда были нередкими. Вопросы, связанные с этими деталями, остаются актуальными и по сей день.


Снимок Цереры в натуральном цвете, сделанный космическим аппаратом «Dawn» 4 мая 2015 года.

Быстрый рост числа открытий новых астероидов заставил редакции журналов BAJ и AN присуждать порядковые номера как можно скорее, соответственно датам открытий. Несмотря на то, что сама идея о неукоснительном соответствии между порядковыми номерами и хронологией открытий не вызывала возражений, быстрый рост числа новооткрытых астероидов вскоре породил новые сложности. Значительное число новых астероидов наблюдалось лишь спорадически, без уверенного вычисления и подтверждения их орбит — как же следовало поступать с ними? Присуждать им какие-либо порядковые номера или нет? Адальберт Крюгер (Kruger, 1892) предложил следующую систему: «Отныне редактор AN будет присуждать каждой новой планете [подразумеваются астероиды] врéменное обозначение следующего вида: 18xx A, B, C... согласно дате регистрации [сообщения об открытии] в Центральном Бюро Астрономических Телеграмм. Окончательный порядковый номер будет присуждаться лишь позже редактором BAJ. Это позволит исключить придание порядковых номеров тем планетам [т. е., астероидам], чьи орбитальные элементы не могут быть рассчитаны из-за недостатка данных». То есть, первый астероид, предположительно открытый в 1893 году, получал врéменное обозначение 1893 A, второй открытый в этом же году — 1893 B, и так далее. Однако уже через год, в 1893 году, стало ясно, что одних лишь заглавных букв не хватит, в связи с чем было решено расширить эту систему посредством удвоения букв: так, за астероидом 1893 Z должен был следовать астероид 1893 AA, за ним — 1893 AB, и так далее. Система была принята в обиход, но следует заметить, что в годы Первой мировой войны также использовались отдельные «неофициальные» системы; в частности, астрономы Симеизской обсерватории (это та, которая у нас в Крыму), некоторое время работавшие без надёжной связи с остальным астрономическим миром, были вынуждены ввести свою собственную систему врéменной нумерации новых астероидов.

В 1924 году (учитывая всё возрастающее число новооткрытых астероидов) была предложена новая система врéменных обозначений: сначала идёт год открытия, а после пробела латинская буква, обозначающая полумесяц открытия (A — для первой половины января, B — для второй половины января, C — для первой половины февраля и так далее, исключая букву I, так как её можно спутать с единицей); к ней присоединяется ещё одна латинская буква, обозначающая очерёдность открытия в соответствующем полумесяце (опять же, исключая букву I). Так, например, обозначение 1926 AD означает, что астероид был открыт четвёртым по счёту в первой половине января 1926 года, а обозначение 1927 DG — что астероид был открыт седьмым по счёту во второй половине февраля 1927 года. Почти сразу же (Kopff, 1924) эта система была дополнительно расширена до нынешнего состояния («на тот невероятный случай (sic!!!) — как писал сам Август Копфф — если за полумесяц будет открыто более 25 астероидов»): сейчас, если за полумесяц открыто более 25 малых планет (26 букв латинского алфавита минус одна, I не используется), то к обозначению прибавляют цифровой индекс, который показывает, сколько раз была использована алфавитная последовательность во второй позиции (таким образом число открытий в этой половине месяца определяется умножением индекса на 25 плюс порядковый номер второй буквы в обозначении астероида). То есть, двадцать пятый астероид, открытый за первую половину января 1950 года, получит обозначение 1950 AZ, тогда как следующий (26-й) получит обозначение 1950 AA1, 27-й — 1950 AB1, 51-й — 1950 AA2 и так далее. Проверьте свою сообразительность и ответьте на вопрос: в каком именно полумесяце и каким по порядку в этом полумесяце было открыто небесное тело 2003 VB12? Правильный ответ я приведу в самом конце записи :).

С 1952 года, согласно предложению американского астронома Пауля Хергета, постоянные (окончательные) порядковые номера стали присуждаться лишь в случае соблюдения ряда условий (Herget, 1952). Орбитальные параметры этих объектов должны были быть вычислены:
    а) на основании наблюдений в как минимум двух противостояниях (данное требование можно исключить, если перигелийное расстояние у наблюдаемого тела меньше, чем 1,67 а. е.);
    б) с учётом возмущений;
    в) удовлетворяя всем доныне произведенным наблюдениям.

По прошествии времени требования к присвоению постоянного порядкового номера ещё более ужесточились: за исключением объектов с довольно необычными орбитами или же могущими сближаться с Землёй для присвоения постоянного номера требовалось уже тщательное наблюдение объекта в как минимум трёх противостояниях. В 1991 году американский астроном Брайан Марсден (бывший тогда руководителем Центра малых планет — центральной на сегодня организацией, занимающейся систематизацией данных по новым открытым телам Солнечной системы) выдвинул требование даже о четырёх и более наблюдениях в противостоянии для присвоения постоянного порядкового номера (исключая объекты, сближающиеся с Землёй или постоянно уверенно наблюдаемые).


      Развитие традиций по именованию астероидов

Названия первых астероидов (Церера, Паллада, Юнона и Веста) следовали классической традиции, по которой небесные тела назывались именами античных (греческих и римских) богов или мифологических персонажей. Поначалу казалось, что эта традиция будет незыблемой, однако название уже двенадцатого астероида Виктория (открыт в 1850 году; формально имя соответствовало римской богине победы, но у астрономического сообщества были серьёзные подозрения в том, что первооткрыватель, британец Джон Рассел Хайнд, дал это имя в честь королевы Виктории) породило дискуссии о том, допустимо ли называть астероиды в честь действующих правителей. Одним из наиболее активных радетелей за исключительно «классические» названия был немецкий астроном Карл Теодор Роберт Лютер (Luther, 1861), постулировавший следующее: «Раз уж мы считаем необходимым давать собственные названия звёздам, кометам, спутникам Сатурна и Урана и даже горам на Луне, то кажется разумным предпочитать названия из классической мифологии. Неклассические имена неразумны с точки зрения длительного использования, вместо них уж лучше использовать лишь нумерацию».

Столь догматичный подход немедленно столкнулся с суровой критикой. Карл Август Штейнгейль (Steinheil, 1861) полемизировал с Лютером: «В чём преимущество использования лишь классических имён? Неужели новые планеты должны лишь напоминать нам, что мы когда-то посещали классическую школу? Неужели астрономия чем-то столь обязана филологии, чтобы помнить все эти имена?»


Снимок Весты (самого яркого из астероидов), выполненный космическим аппаратом «Dawn» в 2012 году.

Несмотря на то, что категоричный подход Лютера встретил немало возражений, тенденция присваивать новооткрытым астероидам имена из греко-римской мифологии довольно долго преобладала. Разумеется, было и немало исключений: наиболее ярким примером может послужить астероид (45) Евгения, открытый в 1857 году и названный в честь французской императрицы Евгении де Монтихо, супруги Наполеона III (первый случай, когда астероиду было присвоено имя в честь ещё живущего человека). Астероид (51) Немауза (открытый в 1858 году) был назван по латинскому названию французского города Ним. Астероид (77) Фригга (открытый в 1862 году) был назван в честь Фригг, жены Одина и верховной богини в германо-скандинавской мифологии. Астероид (89) Юлия (открытый в 1866 году) был назван в честь христианской святой Юлии Корсиканской, умершей в V веке. Астероид (88) Фисба был назван в честь героини вавилонского легендариума (Пирам и Фисба — вавилонский аналог Ромео и Джульетты). И т. д. и т. п. Тем не менее заметим, что даже названия, не имевшие прямого отношения к греко-римской мифологии, всё же по традиции переводились в форму женского рода.

Борьба за исключительно «классические» имена, тем не менее, продолжалась. Тот же Лютер в 1878 году заявлял: «Нынешние названия астероидов стали более чем разномастной смесью. Кажется весьма целесообразным вернуться к старым предпочтениям, к классическим мифологическим именам. Любые намёки должны избегаться — ради чести нашей науки». Ему вторил Генрих Брунс (Bruhns, 1878): «Лучшим решением представляется избегать любые имена, вызывающие ассоциации с ныне живущими людьми и текущими событиями. Лишь классические имена получат всеобщее признание».

Когда количество открытых астероидов перевалило за четыре сотни, поддерживать «мифологическую» традицию стало ещё сложнее, чем ранее. Неофициальное, но пользовавшееся широким признанием правило в отношении именования новых астероидов было сведено лишь к требованию использовать исключительно женские имена. Юлиус Баушингер (Bauschinger, 1899; он, к слову, был консультантом докторской диссертации Альфреда Вегенера, который позже выдвинул теорию дрейфа материков) в бытность свою директором Astronomisches Rechen-Institut даже почти угрожал: «Имеются причины просить первооткрывателей не отклоняться от традиции использовать женские имена, поскольку это правило было нарушено — небеспричинно — лишь один раз в отношении астероида (433) Эрос. Мужские названия астероидов не будут приниматься BAJ». С Баушингером полностью соглашался также Генрих Крейц (Kreutz, 1899), бывший тогда редактором AN, заявивший, что мужские имена не будут рассматриваться редакцией AN. Следует пояснить, что астероид (433) Эрос, открытый в 1898 году Карлом Виттом, действительно стал первым астероидом с классическим мужским именем, но ему это тогда «простили» за то, что его орбита оказалась крайне необычной для тогдашних представлений: если «классические астероиды» обращались лишь между орбитами Марса и Юпитера, то Эрос стал первым открытым телом из группы «околоземных астероидов», перигелий его орбиты лежит внутри орбиты Марса.


Астероид Эрос (серия фотографий, выполненная космическим аппаратом NEAR в 2000 году, демонстрирует его вращение).

Традиция наименования астероидов лишь женскими именами (даже если женское имя создавалось лишь искусственно путём прибавления окончаний -a или -ia) продержалась довольно долго — примерно до конца Второй мировой войны (хотя её и неоднократно нарушали). Для примера, согласно этой традиции астероид 449 (открытый в 1899 году и получивший название в честь Гамбурга) получил имя Гамбурга, астероид 662 (открытый в 1908 году и получивший название в честь города Ньютон из штата Массачусетс) получил имя Ньютония, а астероид 932, открытый в 1920 году и названный в честь Герберта Гувера, получил название Гуверия, и т. д., примеров много. Окончательный уход от этой традиции был задекларирован в циркуляре Центра малых планет под номером 837 (1952 год): «Традиция придания женских окончаний к мужским именам уже имеет множество исключений. Отныне предлагаемые имена не будут отвергаться или модифицироваться, если они будут иметь мужскую форму».

Нынешние предпочтения в отношении именования астероидов (назвать их прямо жёсткими правилами сложно) были сформулированы в 1985 году. Сейчас работает следующая процедура:
  1. Сначала новооткрытому телу дают врéменное буквенно-цифровое обозначение (см. выше).
  2. Когда орбита нового тела определена достаточно уверенно (как правило, для этого требуется наблюдение объекта в четырёх и более противостояниях), Центр малых планет присуждает ей постоянный номер.
  3. После присуждения постоянного порядкового номера первооткрывателю предлагается дать телу собственное название. Первооткрыватель должен сопроводить своё название кратким объяснением причин, по которым он считает данное имя достойным выбора.
  4. Предложенные названия рассматриваются и утверждаются рабочей группой Международного Астрономического Союза по номенклатуре малых тел.

К предлагаемым именам предъявляются следующие формальные требования (не всегда соблюдаемые, но всё же крайне желательные):
  1. Название не должно состоять из более чем 16 букв.
  2. Весьма желательно, чтобы оно состояло из одного слова.
  3. Слово должно быть произносимым и иметь смысл хотя бы на каком-нибудь языке (то есть, просто случайный набор букв вроде Azzzxwfhu, вероятней всего, будет отвергнут).
  4. Название не должно быть оскорбительным или вызывать неприятные ассоциации.
  5. Новое название не должно быть слишком похожим на уже имеющиеся имена других объектов Солнечной системы.
  6. Клички домашних питомцев не одобряются (хотя были прецеденты, когда астероиды получали имена именно в честь любимцев первооткрывателей).
  7. Названия коммерческого типа (торговые марки и т. п.) недопустимы.
  8. Названия, основанные на именах политиков или связанные с какими-либо военными действиями допускаются к рассмотрению только если после смерти персонажа или события прошло 100 лет.
  9. В отличие от комет, астероиды не называются автоматически в честь их первооткрывателей (впрочем, нередко первооткрыватели называли разные астероиды в честь друг друга). Однако, и тут имеется исключение: астроид (96747) Кресподасилва был назван в честь своей первооткрывательницы, Lucy d’Escoffier Crespo da Silva, которая покончила с собой вскоре после своего открытия в 22 года.

Для именования отдельных групп астероидов (характеризуемых определёнными свойствами) по-прежнему придерживаются более строгих традиций. Например, так называемые троянские астероиды (находящиеся в резонансе 1:1 с Юпитером) получают имена в честь героев Троянской войны; транснептуновые объекты со стабильными и долгоживущими орбитами получают мифологические имена, так или иначе связанные с сотворением мира, и др.

Название становится официальным после его обнародования в циркуляре Центра малых планет. Международный Астрономический Союз не присуждает названия за деньги.

По состоянию на 9 июля 2017 года из 734274 известных астероидов окончательные номера присвоены 496815 астероидам, тогда как имена собственные имеются лишь у 21009 из них (то есть, лишь у четырёх процентов от общего числа астероидов с постоянными номерами). Большинство имён астероидов состоит из семи букв (информация на 2003 год). Правило о том, что длина названия не должна превышать 16 символов, было нарушено один раз в случае с астероидом (4015) Wilson-Harrington.


      Интересные факты

    • Первым астероидом с названием, не связанным с античной мифологией, стал (20) Массалия (открытый в 1852 году и названный греческим именем города Марсель).

    • Первым астероидом, названным в честь живого лица, стал (45) Евгения (открытый в 1857 году и названный в честь жены Наполеона III Евгении де Монтихо).

    • Первым мужчиной, в честь которого был назван астероид, стал Александр фон Гумбольдт: в его честь был назван астероид (54) Александра, открытый в 1858 году (видно, что имени астероида всё же придали женскую форму; кроме того, можно было считать, что название было дано в честь Александры, дочери мифологического царя Приама, но намерение первооткрывателя состояло в названии астероида именно в честь Гумбольдта).

    • Хотя имена домашних питомцев сейчас и считаются «запретными», прецеденты подобного рода всё же имеются. Так, астероиды (482) Петрина и (483) Сеппина названы в честь собак (Питер и Сепп) первооткрывателя М. Ф. Вульфа (оба астероида были открыты в 1902 году). Астероид, открытый в 1971 году, получил название (2309) Мистер Спок в честь кота первооткрывателя (кот, в свою очередь, получил свою кличку в честь персонажа телесериала «Звёздный путь»).

    • Среди названий астероидов можно встретить и такие необычные, как (4321) Зеро (назван в честь прозвища американского комедийного актёра Сэмюэла Джоэла «Зеро» Мостела), (6042) Чеширский кот (назван в честь персонажа «Алисы в Стране чудес»), (9007) Джеймс Бонд (тут сыграл на руку порядковый номер астероида), (13579) Всенечётные (в оригинале — Allodd, порядковый номер астроида состоит из нечётных чисел, идущих в возрастающем порядке), (24680) Всечётные (в оригинале — Alleven).


Фотография астероида Гаспра (названного в честь крымского посёлка), который стал первым астероидом, исследованным космическим аппаратом («Галилео», 1991 год).


    • Названия астероидов нередко адаптируются в отдельных национальных языках. Так, самый первый открытый астероид (сейчас считающийся карликовой планетой) мы называем Церера, тогда как многие западные языки называют его Ceres, а греки — так и вообще Деметра (Δήμητρα). Юнону греки называют Герой, Весту — Гестией и т. п., согласно аналогиям между греческой и римской мифологией. В китайском языке классические названия астероидов заканчиваются иероглифом 星 (звезда, небесное тело), перед которым следует иероглиф 神 (божество) или 女 (женщина), а уже перед ним — иероглиф, описывающий наиболее характерное свойство этого божества. Так, например, Церера именуется на китайском 穀神星 (то есть, «планета божества зерновых»), Паллада — 智神星 (то есть, «планета божества мудрости») и т. п.

    • Было три парадоксальных случая, когда астероиды успевали получить собственное имя ещё до получения постоянного порядкового номера (то есть, до того, как их орбита была надёжно вычислена). Таковы (1862) Аполлон (открыт в 1932 году, но постоянный номер получил лишь в 1973), (2101) Адонис (открыт в 1936 году, но постоянный номер получил лишь в 1977) и (69230) Гермес (открыт в 1937 году, но постоянный номер получил лишь в 2003). В промежутке между датой открытия и датой присвоения постоянного номера эти астероиды считались «утерянными». «Утерянных», но позже «повторно найденных» астероидов насчитывается около двух десятков. Астероидов, наблюдавшихся лишь считанные дни и окончательно утерянных (ну, то есть, до сих пор не найденных), насчитывается порядка 1-2 десятков тысяч.

    • Несмотря на то, что номенклатура небесных тел — вещь как бы весьма серьёзная, в ней имеется множество примеров несуразиц, странностей и, казалось бы, неприемлемых совпадений. Например, многие астероиды и спутники больших планет имеют одинаковые имена: Европа (спутник Юпитера) и астероид (52) Европа, Пандора (спутник Сатурна) и астероид (55) Пандора и т. д. Иногда имена совпадают, но имеют разное происхождение: так, астероид (218) Бианка был назван в честь австрийской оперной певицы Бианки (настоящее имя — Берта Шварц), а спутник Урана Бианка был назван по имени персонажа из пьесы Шекспира «Укрощение строптивой». Нередко названия похожи и в некоторых языках даже «пересекаются»: например спутник Юпитера Каллисто в языках, использующих латиницу, обозначается как Callisto, тогда как астероид (204) Каллисто — уже как Kallisto.

    • Наконец, довольно часто астероиды имеют разные имена, но при этом эти имена отсылают к одному и тому же референту (часто речь идёт о ситуациях, когда для наименования использовались аналоги между греческими и римскими мифологическими персонажами). Так, кроме Луны (спутник Земли) имеется астероид (580) Селена (Селена — греческое название Луны), имя астероида (4341) Посейдон является греческим аналогом латинского названия планеты Нептун. Астероиды (433) Эрос, (763) Купидон и (1221) Амур отсылают к одному и тому же референту. Сравни также (2063) Бахус и (3671) Дионис. Или вот более забавные «пересечения»: (1125) Китай и (3789) Чжунго (Чжунго — название Китая на китайском языке), (14335) Алексосипов и (152217) Акосипов (оба названы в честь советского и украинского астронома Александра Осипова).


      Отгадка на загадку
Для начала напомню вопрос: в каком именно полумесяце и каким по порядку было открыто небесное тело с временным обозначением 2003 VB12?

Ответ: данный астероид стал 302-м астероидом, открытым за первую половину ноября 2003 года. Год открытия понятен. Первая буква V указывает на первую половину ноября (V — 22-я буква латинского алфавита, но буква I не используется в данной системе, 22 минус 1 даёт 21, то есть это первая половина одиннадцатого месяца). Цифровой индекс 12 показывает, что последовательность из двадцати пяти «вторых» букв (напоминаю — I не используется) повторилась 12 раз (то есть, умножаем 12 на 25 получаем 300). Далее смотрим на вторую букву в обозначении — B, вторая буква латинского алфавита. Прибавляем 2 к 300 — получаем 302. Речь идёт о временном обозначении, присвоенном телу, который сейчас более известен как транснептуновый объект Седна.

Спасибо за внимание! Надеюсь, вы узнали что-то новенькое :).

Tags: небо над нами, умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments