Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Личное (пато)физиологическое

Увы, с годами мы не становимся моложе. И здоровье, к сожалению (хотя мне и грех на него жаловаться), тоже не становится крепче. Поскольку интимные подробности о моих недугах вряд ли заинтересуют всех моих читателей, детали я приведу под катом (кому интересно, сознательно делайте лишний клик :)). А над катом — аллегорическая картинка Джеймса Гилрея, «сделавшая» мои минувшие две недели. Не обязательно быть медиком, чтобы понять, о каком состоянии идёт речь...



В позапрошлый понедельник я проснулся от сильной боли в левом первом плюсне-фаланговом суставе (стопа немного ныла, будто от усталости, ещё и неделю до этого, но та боль была совершенно не в тягость). Клиника была настолько характерной, что мысль «приехали, подагра!» естественным образом пришла мне в голову первой. Однако принимать эту мысль крайне не хотелось: хоть подагра и считалась в средние века «болезнью королей и аристократов», приятного в ней, как и в любой болячке, мало. К тому же, боль была реально сильной, обувь наделась через силу, шагалось с трудом. Каких-либо общих симптомов (вроде лихорадки), к счастью, не было.

В общем, в течение дня я освежил и даже значительно расширил все свои знания о подагре и начал сбивать боль индометацином. К специалистам не обращался, так как они в любом случае направили бы меня на анализы, а сдать их на прошлой неделе (да и просто найти время на поход в медучреждение) не было возможности. Между делом уже через 3 дня боль начала спадать, сейчас состояние уже почти нормальное, но прихрамываю я до сих пор. В любом случае, расстроился я чрезвычайно и стал готовиться к худшему: подагра — болезнь хроническая, грозит не только весьма болезненными артритами, но и серьёзными осложнениями на почки, поэтому требует постоянного приёма лекарственных препаратов и довольно жёстких диетических ограничений.

Однако, всё оказалось не так уж и плохо (и слава богу!). На этой неделе после моральной подготовки я сдал анализы. Наиболее важным показателем в диагностике подагры является количество мочевой кислоты в крови (средне-нормальное её содержание составляет около 0,3 ммоль/л; допустимой верхней границей нормы считается 0,42 ммоль/л), так как именно её повышенное количество ответственно за патогенез заболевания. Так вот, мой результат (анализ сдавался на девятый день от начала приступа) оказался не таким уж и страшным: 0,423 ммоль/л, то есть, совсем чуть-чуть выше допустимых пределов. Понятно, что в начале приступа показатели были выше, но, смею полагать, ни о какой явной и выраженной гиперурикемии (повышенном содержании мочевой кислоты в крови) речь не идёт. Параллельно замеренные показатели содержания мочевины и креатинина в крови (характеризующие функции почек) оказались вполне нормальными, в связи с чем я списываю этот приступ на свой совершенно дикий режим питания.

Мораль: мне явно и срочно нужно менять режим питания и диетические предпочтения, чем я уже и начал заниматься. Пиво, кофе, шоколад, тушёнку и прочие консервы, а также обжираловки на ночь я объявляю табуированными (да, рассказов о тушёнке в этом блоге больше не будет!). С куриными бульонами (единственные «супчики», которые я себе порой готовил) тоже придётся распрощаться. Вино и прочее шампанское, к сожалению, тоже придётся крайне ограничить (надеюсь, я сумею договориться со своим организмом, что «по праздникам — всё же можно»). С ограничением потребления мяса в целом (а ещё и бобовых; я люблю и горох, и фасоль) придётся, конечно, туго, но нужно будет постараться. И вообще — жрать поменьше; в конце концов, с такими ограничениями я ещё и постройнею :). Ну и, разумеется, вскорости нужно будет повторить анализ и, в идеале, дополнить его ещё и определением злосчастной кислоты в моче.

Если у кого найдутся слова поддержки или дельные советы — буду рад выслушать! Дальше пойдут умности и интересности.




Кристаллы натриевой соли мочевой кислоты из синовиальной жидкости больного подагрой в поляризованном свете.
Взято отсюда: https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Fluorescent_uric_acid.JPG

Разумеется, нет повода не изложить немного умностей «по поводу». Подагра (др.-греч. ποδάγρα — «ножной капкан», от πούς — «нога» и ἄγρα — «ловушка, зажим») вызывается избыточным количеством мочевой кислоты, которая в виде своих солей откладывается в тканях, вызывая характерные артриты, образование тофусов (тофусы — уплотнения подкожной клетчатки) и, в худшем случае, нарушения в работе почек. Мочевая кислота в человеческом организме является конечным продуктом биохимического обмена пуриновых соединений. Интересно, что у большинства наземных млекопитающих мочевая кислота расщепляется с образованием аллантоина, однако у приматов нет нужного для данной реакции фермента уриказы, так что производить подобное расщепление они, соответственно, не способны (к этой особенности нашей физиологии мы ещё вернёмся). У птиц же и рептилий мочевая кислота является конечным продуктом не только пуринового, но и всего белкового обмена (у человека конечным продуктом белкового обмена является мочевина): это даёт птицам и рептилиям возможность выводить токсичный аммиак в условиях ограниченного водного режима, так как для выведения мочевой кислоты требуется меньше жидкости (высохшие экскременты птиц — гуано — содержат до 25 % мочевой кислоты). Опять же, интересно, что наряду с потерей уриказы приматы потеряли и возможность синтезировать аскорбиновую кислоту (витамин C); не исключено, что эти два факта взаимосвязаны, так как мочевая кислота (как и аскорбиновая) обладает мощными антиоксидантными свойствами: около половины антиоксидантных способностей человеческой плазмы обеспечивается именно мочевой кислотой.

А кто же такие пуриновые соединения? Не буду углубляться в химию, скажу лишь, что это весьма большой и важный класс веществ. Два пуриновых основания — аденин и гуанин (забавно кстати, что название гуанин происходит от уже упоминавшегося гуано, из которого он был впервые выделен) — входят в состав «кирпичиков» нуклеиновых кислот (знаменитой ДНК и несколько менее знаменитой РНК) и, соответственно, постоянно крутятся/превращаются в организме. Тот же кофеин и ещё целый ряд алкалоидов тоже являются пуриновыми соединениями. В общем, в окружающей нас природе и в потребляемой нами пище пуринов очень много. Однако, в отдельных продуктах их относительно больше — в том же мясе, например; поэтому особенности диеты могут привести к избыточному поступлению пуриновых соединений в организм и, соответственно, к избыточной продукции мочевой кислоты. Разумеется, есть и множество других причин нарушения обмена мочевой кислоты, но в них мы углубляться не будем. В любом случае ограничение поступления пуринов с пищей является неотъемлемым и крайне важным пунктом в лечении подагры.

В историко-культурном ключе подагра является довольно интересным заболеванием, известным уже с глубокой древности. В Средние века ею страдали преимущественно богачи и знатные особы (понятно, почему: они питались намного лучше, чем простые люди, чаще ели мясо и, соответственно, получали намного больше пуринов; кроме того, алкоголь, чьё избыточное потребление в среднем тоже более характерно для богатых и развращённых статусом персон, задерживает выделение мочевой кислоты почками, приводя к её накоплению в организме); именно поэтому за подагрой закрепились дополнительные прозвища вроде «болезнь королей» или «болезнь аристократов». Кроме того, подагра приобрела и некоторый ореол благородства: страдать ею чуть ли не считалось почётным. Так, в 1739 году француз Эжен Мушрон издал брошюру под названием «О благородной подагре и сопровождающих её добродетелях», в которой воспевал подагру и отмечал, что это болезнь королей, принцев, выдающихся полководцев, умных и одарённых людей. В работе «История английского гения», которая вышла в 1927 году, её автор Хавелок Эллис тоже касался темы подагры и приводил в пример 55 выдающихся англичан, страдавших ею.


Структурная формула мочевой кислоты.

В 1955 году вышла статья Эгона Орована «Происхождение человека», опубликованная в журнале «Nature». Автор тоже отметил повышенную встречаемость болеющих подагрой среди гениев, но пошёл дальше и попытался объяснить, с чем это связано. Согласно его гипотезе, мочевая кислота оказывает положительное влияние на умственную активность из-за своего химического сходства с кофеином, теофиллином и теобромином (которые оказывают определённое стимулирующее влияние на интеллектуальные процессы); автор не исключал, что потеря приматами фермента уриказы (помните, я уже говорил о том, что большинство млекопитающих, исключая приматов, не имеют проблем с мочевой кислотой, так как просто расщепляют её с образованием аллантоина?) и послужила толчком для развития у них интеллекта. Сходной точки зрения придерживался и советский генетик В. П. Эфроимсон, отдельно рассматривавший подагру и гиперурикемию как одну из причин (или предрасполагающих факторов) выдающихся способностей. В частности, он упоминал, что подагрой страдали такие личности, как Александр Македонский, Марк Агриппа, Григорий Великий, Колумб, Томас Мор, Эразм Роттердамский, Мартин Лютер, Кромвель, Петр I, Франклин, Бисмарк, Микеланджело, Галилей, Ф. Бэкон, Лейбниц, Ньютон, Гарвей, Бойль, Дарвин, Монтень, Кант, Шопенгауэр, Гёте, Пушкин, Тютчев, Рембрандт, Рубенс, Ренуар, Бетховен, Мопассан, Тургенев, Блок и многие другие. По его данным, если в среднем по популяции подагра поражает 1-2 процента населения (не такая уж и редкая болезнь!), то среди выдающихся личностей частота её встречаемости достигает 30-50 процентов.

Разумеется, всё это пока лишь гипотезы; стройных доказательств они пока что не получили. Земная же подагрическая реальность намного более грустна и сурова. Но, в любом случае, чем больше мы знаем о том или ином заболевании, тем лучше мы умеем с ним справляться. Будьте здоровы!

P. S. Я сейчас в Ялте (даже от текстов о подагре решил дистанцироваться :)), отвечу на комментарии уже в субботу.

Tags: болезнь, личное, умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments