Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Этимология эсперантских числительных

Давненько я не писал умностей об эсперанто :). Помнится, я как-то подробно рассказывал об этимологии эсперантских коррелятивов (см. тут и тут), расскажу теперь об этимологии эсперантских числительных. Ну, если совсем кратко, то понятно, что они взяты из латыни. Однако, есть и интересные тонкости :).

Нижепредставленный текст основан на материале двух этимологических словарей эсперанто: Etimologia Vortaro de Esperanto (авторства Ebbe Vilborg) и Konciza Etimologia Vortaro (авторства André Cherpillod). Однако, мой текст не является ни прямым переводом, ни рефератом двух источников (хотя материалы словаря Вильборга и стали основой). Скорее, я старался создать популярный текст-обзор, основываясь на и отталкиваясь от указанных источников. Поскольку в тексте полно разноязычных вкраплений, в него вполне могли закрасться опечатки, за указание на которые я буду весьма благодарен. К слову, раз уж я являюсь обладателем аж двух этимологических словарей эсперанто (имхо, это не особо частый случай даже в эсперанто-среде :)), то можете обращаться ко мне за этимологическими консультациями; помогу, чем смогу.

Напомню, что в эсперанто имеется 10 базовых числительных (все они являются одновременно и количественными). Более сложные числительные (порядковые, составные и прочие) образуются в эсперанто единообразно по общеизвестным правилам (описывать их я ничуть не планировал, обращайтесь к учебникам). Кроме того, к числительным можно причислить (простите за каламбур!) ещё и nul. Поясню также, что звёздочка (астериск, *) используется для указания на то, что следующая за ней форма является гипотетической (восстановленной) или же несуществующей/неправильной/ошибочной (ну, по контексту понятно, какое именно значение вкладывается в её использование). Итак, откуда есть пошли эсперантские числительные?


      unu
Лат. unus (в качестве числительного префикса: uni-); фр. un, исп., ит. uno. Аналогичный элемент широко распространён также и в «международных словах» нероманских языков, напр. англ. unite (объединять), unanimous (единодушный), нем. Union (союз), польск. unia (союз), рус. уния, нем. uni (одноцветный), рус. унитарный. В отличие от остальных базовых числительных эсперанто, unu является двусложным. Сам Заменгоф пояснил это следующим образом: «„unu“ ekzistas, por ke ni povu formi „unuj“» («[форма] „unu“ существует для того, чтобы мы могли образовывать [форму] „unuj“ [„одни“]). Другое объяснение даёт Mattos: «Числительное un (из праэсперанто) приобрело конечную гласную, вероятно, чтобы избежать возможного сходства с морфемой on». Конечная гласная взята из того же латинского языка: в мужском роде unus, в среднем — unum.

В праэсперанто от 1878 года данное числительное имело форму un (праэсп. kon/un/ig/are → эсп. (kun)/unu/ig/i). В проекте эсперанто от 1881 года форма та же. В реформпроекте от 1894 года числительному тоже предлагалось придать форму un. Во всех трёх других наиболее известных плановых языках (идо, окциденталь, интерлингва) данное числительное имеет форму un.

Латинский этимон (праформа, форма, от которой произошло слово) родственен также англ. one, нем. ein, готск. ains (прагерманское *ainaz). Ср. тж. греч. ένας/ένα (единица), ирл. oen (один). Индоевропейская основа *oin(os). Родственными словами в эсперанто являются unco (унция), uniformo (униформа), unika (уникальный), unisono (унисон), universo (Вселенная), universala (универсальный), universitato (университет). Родственно также эсп. ajn (бы ни), вероятно, идущее от нем. irgend ein (эсп. iu ajn, кто бы то ни было).


      du
Лат. duo (ср. ducenti, двести), фр. deux, ит. due, исп. dos. Латинский элемент известен германским и славянским языкам в «международных производных», напр. «дуэт». Ср. тж. слова, обозначающие «двойной»: лат. duplex, англ., фр. double, нем. doppelt, ит. doppio, исп. doble, порт. duplo, швед. dubbel. Аналогичные начальные звуки содержатся и в дальнородственных польск. dwa, рус. два. Так же, как и в случае с другими числительными (кроме unu), Заменгоф ввёл односложный корень, удобный для образования производных (duo, dua и др.). Вероятно также влияние лит. .

В праэсперанто от 1881 года данное числительное имело форму du. На идо и окцидентале — du. На интерлингве — duo.

Индоевропейская основа *dwo/*dwi; ср. санск. dva/dvi, греч. δύο, англ. two, нем. zwei. Индоевропейское прилагательное *dwis (дважды): санск. dvih, гр. δις (дважды), δι- (дву-), лат. bis (дважды), bi- (дву-), bini (двойные; ср. бинокль). Родственные слова в эсперанто: dualismo (дуализм), dubi (сомневаться), dueto (дуэт).


      tri
Англ. three (ср. triple, тройной), фр. trois (ср. triple, тройной), нем. drei, ит. tre (ср. trio, тройка, triplice, тройной), польск. trzy, рус. три; лат. tres, в среднем роде tria, в качестве префикса tri-, напр. tricolor, трёхцветный (ср. triginta, тридцать, triplex, тройной). Ср. также греч. τρεϊς, в среднем роде τρία, в качестве префикса τρι-, ср. τρίτος, третий, τριάκοντα, тридцать, τρίπλους, тройной). В выборе формы для данного числительного, вероятней всего, наиболее важную роль сыграла распространённость префикса tri-, который встречается во многих научных/международных терминах, напр., эсп. triangulo (треугольник), trigonometrio, trikoloro, trilobito. Ко всему, данная форма совпадает с русской и похожа на английскую по произношению. Единственной вероятной альтернативой могла бы быть форма tre (из лат. и ит., похожая на английскую форму по написанию), но она уже в праэсперанто совпадала бы с наречием tre (очень).

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму tri. На идо и окцидентале — tri. На интерлингве — tres.

Индоевропейская основа *tri, ср. санск. trayas (муж., жен. род), tri (ср. род), лит. trys. Родственными словами (кроме уже упомянутых) в эсперанто являются terceto, trefo (трефа, карточная масть), tribuno, tribunalo, triviala.


      kvar
Лат. quattuor (ср. quartus, четвёртый), фр. quatre (ср. quarante, сорок), ит. quattro (ср. quarto, четвёртый, quaranta, сорок), исп. cuatro (ср. cuarto, четвёртый, cuarenta, сорок). Ср. англ. quarter, четверть. Элемент известен благодаря многим «международным» производным, например: англ. quartet, нем. Quartett, польск. kwartet, рус. квартет → эсп. kvarteto. Форма может быть объяснена двумя способами: а) сокращение ит. и фр. форм с укорочением tr → r (или dr → r, если брать во внимание лат. префикс quadri-, четырёх-); б) заимствованием из лат. порядкового числительного quartus (quar//tus; если так, то эсп. kvin из лат. quintus будет точной аналогией) или из романского количественного числительного «сорок»: ср. фр. quarante и проч. В любом случае, ясно, что Заменгоф хотел получить односложное числительное (из всех базовых числительных лишь unu является двусложным). Манера передавать латинское/романское qu посредством kv в эсперанто является стандартной: ср. эсп. akvo (вода), antikva, ekvatoro, inkvizicio, skvamo (чешуя) и многие другие.

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму kvar. На идо и окцидентале — quar (эсперантизмы). На интерлингве — quatro (ср. интерлингв. quarte, четвёртый).

Индоевропейская основа *kwetwor/*kwtwr. Ср. санск. ĉatvarah/ĉatur, греч. τέτταρες, ирл. cethir, англ. four, нем. vier, готск. fidwor, рус. четыре, польск. cztery. Родственные слова в эсперанто: eskadro, kadro, kajero (тетрадь, у меня в блоге была немного разобрана этимология этого слова), kvadrato, kvadraturo, kvadrilo (кадриль), kvaranteno (карантин, собственно, «сóрок» [дней]), kvarto, kvartalo, skadro (эскадрон).


      kvin
Лат. quinque (ср. quintus, пятый); фр. cinq (ср. quintuple, пятикратный), ит. cinque (ср. quinto, пятый, quindici, пятнадцать), исп. cinco (ср. quinto, пятый). Ср. англ. quintuple, пятикратный. «Международные» производные: эсп. kvinto (квинта, музыкальный интервал), kvinteto (квинтет). Эсперантская форма основывается на латинской, с укорочением до одного слога (все базовые числительные в эсперанто от двух до десяти являются односложными) посредством апокопы (отбрасывания) конечных букв/звуков лат. quinque или quintus. Манера передавать латинское/романское qu посредством kv в эсперанто является стандартной (см. выше). Ср. с этимологией эсп. kvar (выше).

На идо и окцидентале — quin (эсперантизмы). На интерлингве — cinque (ср. интерлингв. quinte, пятый).

Индоевропейская основа *penkw(e). Ср. санск. panĉan, греч. πέντε, готск. fimf, нем. fünf, англ. five, рус. пять, польск. pięć. Во многих языках слова, обозначающие числительное «пять», родственны/созвучны словам, обозначающим «палец», «рука/ладонь» или «кулак». Напр., нем. fünf/Finger (пять/палец), чешск. pět/pěst (пять/кулак), рус. пять/пядь. Родственным словом в эсперанто (кроме уже упомянутых) является kvintesenco (квинтэссенция).


      ses
Лат. sex, англ., фр. six (во французском читается [сис]), нем. sechs, ит. sei (ср. sesto, шестой), польск. sześć, рус. шесть, исп. seis. Ср. тж. идиш. zeks. Числительное основано (как и большинство остальных) на латинском этимоне, с упрощением финальной пары согласных, ср. эсп. sep от лат. sept(em), эсп. ok от лат. oct(o). Согласно Günkel, основой для Заменгофа послужили варианты из нем. и идиш. (с поддержкой консонантизма из англ., нем. и греч.).

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму sek (к моменту публикации Первой книги форма была изменена, что позволило использовать корень sek- для прилагательного «сухой», ранее имевшего форму seś-). На идо — sis, на окцидентале — six, на интерлингве — sex. Жаргонное обозначение sis может использоваться и в эсперанто (в условиях, например, плохой связи, для того, чтобы его было легче отличить от похожего sep).

Индоевропейская основа *s(w)eks. Ср. тж. санск. ŝeŝ, гр. εξ, готск. saíhs, лит. šešì.


      sep
Лат. septem, фр. sept, ит. sette, исп. siete (ср. séptimo, седьмой). Ср. англ. septuagenarian, семидесятилетний. Форма основана (как и другие эсперантские числительные) на латинском этимоне, с превращением его в односложное слово и апокопой (отбрасыванием) конечного -t (ср. ok).

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму sep. На идо — sep, на окцидентале — sett, на интерлингве — septe.

Индоевропейская основа *sept(m) (ср. англ. seven, нем. sieben, рус. семь, польск. siedem, санск. sapta(n), греч. έπτά, лит. septynì). Родственные слова в эсперанто: semajno (неделя), septembro, septeto.


      ok
Лат. octo, греч. όκτώ, ит. otto, исп. ocho. Ср. англ., фр. octuple, восьмикратный. Греко-латинский корень широко используется в международных/научных терминах, например: англ. octogenarian (восьмидесятилетний), фр. octogone (восьмиугольник), нем. Oktett (октет), рус. октаэдр. Основой для эсперантского числительного служит латинская праформа (как и для других числительных), укороченная до одного слога (как и все числительные кроме unu) с апокопой конечного -t (форма *okt без последующей гласной вызывала бы затруднения при произношении; ср. эсп. sep из лат. sept-, см. выше).

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму ok. На идо — ok, на окцидентале — ott, на интерлингве — octo.

Индоевропейская основа *okt(ow). Ср. санск. aŝtan, англ. eight, нем. acht, готск. ahtau, польск. osiem, рус. восемь (ср. тж. устаревшую форму осемь). По поводу индоевропейской праформы имеется предположение, что она родственна корню *ak/*ok (острый); форма *oktow при такой интерпретации означала бы «два выступа», то есть две четвёрки пальцев (без больших пальцев), после которых новая серия счёта начинается с числительного «девять» (см. ниже). Родственные слова в эсперанто: oktavo, oktobro (октябрь).


      naŭ
Лат. novem, англ. nine (читается [найн]), фр. neuf (читается [нöф]), нем. neun (читается [нойн]), ит. nove, исп. nueve. Ср. порт. nove. Возникновение эсперантской формы naŭ пока не получило удовлетворительного объяснения. Обычный использовавшийся Заменгофом способ образования эсперантских числительных (использование латинских основ с их укорочением до односложного слова) дал бы в данном случае *nov (которое, однако, было невозможно использовать в связи с наличием прилагательного nova, новый). Наличие дифтонга указывает на то, что Заменгоф был вынужден обратиться к моделям французского и немецкого языков (которые графически содержат дифтонги), что должно было бы породить форму *neŭ. Остаётся объяснить, почему была предпочтена именно форма с . Günkel предполагает, что Заменгоф сознательно не хотел допускать наличие относительно редкого дифтонга в частотных словах вроде naŭ, adiaŭ, ĵaŭdo. Mattos предполагает, что Заменгоф отталкивался от классического латинского произношения [noŭem] (однако сомнительно, что Заменгоф в своё время был знаком с этим фактом), а затем изменил гласную, чтобы избежать сходства с праэсперантским местоимением no («мы», на совр. эсп. ni; форма nau имеется уже в проекте 1881 года). Форма nau (как один из возможных вариантов) имеется в окситанском языке, но крайне сомнительно, что Заменгоф мог знать об этом факте. В любом случае, странно, что Заменгоф не воспользовался тем же способом, что он использовал при создании числительных kvar и kvin (отталкиваясь от латинского порядкового числительного, что дало бы формы *non, *nona и т. п., от лат. nonus, девятый; не исключено, что Заменгоф сознательно отказался от подобных форм из-за их заметного сходства с созвучными отрицательными частицами и приставками).

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму nau. В реформпроекте от 1894 года предлагалось изменить нынешнюю форму на novu. На идо — non, на окцидентале — nin, на интерлингве — nove(m).

Индоевропейская основа *newn. Ср. санск. nava(n), греч. έννέα, готск. niun, валл. naw. Во многих языках числительное «девять» созвучно/родственно слову «новый» (если вести пальцевой счёт без использования больших пальцев, то после восьми идёт новая серия), например: греч. έννέα/νέος, лат. novem/novus, нем. neun/neu, перс. nǒh/nǒv (девять/новый). Родственное слово в эсперанто: novembro (ноябрь).


      dek
Лат. decem (произносилось [дэкэм]), фр. dix, ит. dieci, исп. diez, греч. δέκα. Ср. англ. decuple, фр. décuple, ит. decuplo (десятикратный); ср. тж. порт. dez (десять). Как и в случае с большинством числительных, эсперантская форма основывается на латинской. На основе латинского и греческого элементов образованы международные слова вроде эсп. decimetro, dekagramo и проч.

В праэсперанто от 1881 года числительное имело форму dek. На идо — dek, на окцидентале — deci, на интерлингве — dece.

Индоевропейская основа *dekm. Ср. тж. санск. daŝan, англ. ten, нем. zehn, рус. десять, польск. dziesięć, арм. tase. Родственные слова в эсперанто: decembro (декабрь), decimala (десятичный), dekano (декан), denaro (динарий, древнеримская монета).


      nul
Нем. null, рус. ноль (реже — нуль; ср. тж. прилагательное нулевой). В других языках, послуживших основой для эсперанто, родственное слово имеет другое значение: фр. nul (никакой, ни один), ит. nulla (ничто). Ср. англ. nullify, польск. anulować, рус. аннулировать.

В идо, окцидентале и интерлингве используется форма zero (от англ., ит. zero, фр. zéro, исп. cero). Корень же nul(l)- этими языками используется в значении «никакой».

Слово ведёт своё происхождение от лат. nullus (никакой), сложенного из ne (не) и ullus (какой-то), которое в свою очередь является диминутивом (уменьшительной формой) от unus (один).


Вот круг и замкнулся! От единицы мы достигли десятки, а затем нуля, который этимологически опять отсылает нас к единице :). Спасибо за внимание!


С полным перечнем моих эсперантологических заметок можно ознакомиться тут.

Tags: умности, эсперанто, языки и языковая проблема
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments