Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Закрытие опроса на предмет знакомства с эсперанто

Чуть больше месяца назад я опубликовал у себя небольшой научно-популярный опрос на тему «Что вы знаете об эсперанто»? Месяц — вполне достаточный срок, поэтому сегодня я закрыл этот опрос и решил немного проанализировать его результаты.

Вышло несколько не то, чего я хотел: я ожидал, что отвечать будут только неэсперантисты (и таким образом можно будет вывести пусть и очень грубую, но всё же картину того, что неэсперантисты знают об эсперанто). Однако, несколько моих друзей-эсперантистов всё же не удержались и несколько подпортили мою «методологию». Я, разумеется, ничуть не в обиде — видимо, задумка в целом оказалась достаточно интересной; как-нибудь нужно будет повторить :). Кроме того, общее количество участников было не особо большим, да и не все они ответили на все вопросы, так что будем рассматривать этот опрос лишь как повод провести небольшое просветительское эсперанто-мероприятие. :)

В любом случае опрос закрыт. Под катом можно ознакомиться с его результатами и моими небольшими комментариями по поводу.


Первый же вопрос дал предсказуемо разнообразные ответы. Правильный вариант — 1887 год. Следующим летом будем отмечать 130-летие языка (дата будет примечательной не только своей относительной «круглостью», но и тем, что к тому времени язык переживёт своего создателя уже на 100 лет — Заменгоф скончался в апреле 1917).



Примечательно, что при ответе на этот вопрос ни один респондент не выбрал вариант английский язык. Однако, и в правильном варианте (русский) уверено не так уж и много отвечающих :).



Имя инициатора эсперанто знает подавляющее большинство ответивших. Занятно, однако, что два человека выбрали вариант Эдгар де Валь. Товарищ де Валь был одним из самых первых пионеров эсперанто (даже перевёл на него «Княжну Мери» М. Ю. Лермонтова), но впоследствии отошёл от него и даже занялся разработкой своего собственного лингвистического проекта под названием окциденталь (данный язык пользовался некоторое время ограниченной известностью и даже популярностью, но в 1950-ых был вытеснен языком интерлингва, с которым они довольно схожи).



Вопрос по поводу профессии Заменгофа не вызвал особых затруднений. Варианты со школьным учителем и лингвистом более-менее понятны, а вот химия звучит уже забавно. К слову, химиком был один из видных пионеров эсперанто-движения Антоний Грабовский (по эсперантскому преданию, он был первым человеком, с которым Заменгоф имел устную беседу на эсперанто).



Узнать эсперанто по внешнему виду смогло почти две трети ответивших. Второй по популярности вариант — это язык идо (своего рода «дитёныш» эсперанто). Структурно и словарно эсперанто и идо довольно схожи (в основном они даже взаимопонятны), но по внешнему виду различить их очень просто (собственно, как и отличить эсперанто от любого другого языка мира): эсперанто использует ряд специфических только для него букв: Ĉ ĉ, Ĝ ĝ, Ĥ ĥ, Ĵ ĵ, Ŝ ŝ и Ŭ ŭ (а идо, отказавшись от них, взамен использует q, w, x и y, которых нет в алфавите эсперанто). Один из ответивших купился на вариант с волапюком :).



Происхождение названия языка не вызвало у респондентов особых затруднений. Слово esperanto анализируется как esper-ant-o — это субстантивизированное причастие настоящего времени от глагола esperi (надеяться), то есть, тот-кто-надеется (собственно «надеющийся» в форме причастия будет esperanta). Сам же глагол esperi идёт от фр. espérer, исп. esperar (в испанском этот глагол означает ещё и «ждать, ожидать»). Название языка пошло от псевдонима, которым автор языка подписал первый его учебник (Д-ръ [доктор] Эсперанто). Сам язык поначалу не имел никакого специального названия и обозначался лишь как «международный язык»; для того, чтобы отличать его от волапюка, в то время победно шествовавшего по Европе, эсперантисты стали обозначать «свой» язык как язык доктора Эсперанто; потом обозначение укоротилось до язык Эсперанто, а потом и лишь сам псевдоним стал собственным названием языка. По наиболее распространённой трактовке Заменгоф выбрал именно этот псевдоним, «надеясь, что его язык будет признан и принесёт пользу». Однако не исключено, что он просто играл словами: немецкий глагол hoffen (созвучный окончанию его фамилии; Заменгоф свободно владел немецким) означает именно «надеяться». Название Esperanto в самом эсперанто пишется с заглавной буквы, в русском же языке — со строчной. К слову, в русском языке имеется определённая неустойчивость в роде этого существительного: чаще «эсперанто» используется как слово мужского рода, однако и средний род словари признают нормативным. Понятно, что в русском языке это слово не склоняется. В эсперанто же грамматических родов нет, зато нет и несклоняемых существительных :).



Для неэсперантистов, не пользовавшихся подсказками, это был, имхо, сложный вопрос, однако большинство ответило правильно. Речь идёт о Кальмане Калочаи. Товарищ Калочаи оставил весьма заметный след не только в оригинальной и переводной эсперанто-поэзии, но и в эсперантской стилистике и грамматике. Его авторитет в э-среде настолько высок, что достаточно упомянуть лишь его личное имя (на эсперанто — Kolomano), чтобы любому мало-мальски начитанному эсперантисту стало понятно, о ком идёт речь.



Данный вопрос оказался предсказуемо проблемным. Точных (или даже более-менее точных) оценок числа эсперанто-говорящих пока что не существует, равно как не существует и чётких критериев, кого причислять к эсперанто-говорящим, а кого — нет (разные оценки базируются на разных критериях). По понятным причинам этот вопрос является достаточно важным и в определённом смысле даже болезненным для эсперантистов; по поводу данных цифр сломано немало копий (см., например, мою дискуссию с vmel: она большей частью на эсперанто, но накал дискуссии оценить можно и без знания языка :)). Если вести речь о тех, кто способен более-менее свободно использовать эсперанто (пусть не на высшем, но на продвинуто-бытовом уровне, выше уровня популярных разговорников; примерно на уровнях B1-B2 по европейской системе), мне лично наиболее реальными представляются оценки числа эсперанто-говорящих в 50-200 тысяч. Но если приплюсовать сюда всех, кто хоть немного его изучал или способен понимать тексты на эсперанто за счёт общей языковой эрудиции, то число выйдет, разумеется, более высоким. Возможно, я когда-нибудь подготовлю отдельный обзорный пост на эту тему. Но в любом случае наиболее популярный вариант ответа (2-3 миллиона) является крайне и чрезвычайно сомнительным.



Хитрая подборка вариантов ответа сделала этот вопрос не таким уж и лёгким, но большая часть ответивших всё же выбрала правильный вариант. Слово si в эсперанто тоже есть, но оно является возвратным местоимением; слово ja в эсперанто тоже существует, но означает «ведь», «же». А вот последние два варианта — это лишь мои фантазии.



А вот тут я искренне подивился эрудиции и интуиции респондентов :).



Ну, тут вышел предсказуемый разнобой (по большому счёту, неэсперантисты могли лишь угадывать). Честно говоря, я допустил небольшой косяк (т. к. один из вариантов перевода слова «слава» — gloro — в эсперанто тоже не рифмуется со словом amo, хотя вариант famo — больше в значении «популярность, известность» — всё же рифмуется). Но в рамках обзорности и популярности данного опроса этой неточностью можно пренебречь, тем более, что «стена» (muro) не рифмуется с любовью уж никак (слова «amuro» в значении «любовь» в эсперанто нет; бог Амур называется у нас Amoro, тогда как Amuro — это река Амур).



На последний «специфически эсперантский» вопрос правильно ответило довольно много участников, с чем всех их и поздравляю!

Tags: умности, эсперанто
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments