Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

«Vertebra prominens ноет сильней...» и некоторые особенности изучения анатомии

Если кто пропустил, ответ на вчерашнюю ЧГК-подобную загадку я уже дал в той же записи в виде раскрываемого спойлера. Там же указан и источник, из которого я почерпнул этот факт. Книжка реально классная (не исключено, что я ещё опубликую какие-нибудь ЧГК-подобные вопросы или просто разные интересности по её материалам); ради примера — вот несколько необычный и, возможно, занимательный для немедиков факт.

В первую неделю сентября 1920 года выдающийся и «даже известный» (хоть и не слишком близкий по духу мне лично) поэт Николай Заболоцкий, ещё обучавшийся тогда на медицинском факультете Второго Московского государственного университета (он его вскорости бросил, сменив медицину на филологию), сочинил своего рода «гимн» тогдашних студентов-медиков, своих сокурсников. Безусловно, это было ещё весьма раннее творчество, но вес поэта иногда может заставить даже ранние его произведения разглядывать весьма пристально. Так, в этом гимне имелось следующее четверостишие:

      Номенклатура,
      Костный музей.
      Vertebra prominens
      Ноет сильней.


Медикам тут всё должно быть понятно (впрочем, не удивлюсь, если далеко не все нынешние студенты-медики поймут, о чём тут идёт речь, включая смысл слова «номенклатура» :(). Однако, понятен ли смысл этой строфы немедикам?

Что ж, поясню :).

Студенты-медики (во всяком случае — на постсоветском пространстве, как обстоят дела за бугром — не знаю) традиционно начинают изучать анатомию человека с остеологии (с костей). Именно при изучении костей на них валится основная нагрузка по изучению анатомической терминологии/номенклатуры (которую нужно знать как на национальном, так и на латинском языке; об устройстве анатомической номенклатуры я как-то писал вот тут). Именно при изучении костной системы студенты-медики проводят больше всего времени в «анатомичке» — и это понятно: с одной стороны, «всё крепится к костям» (поэтому хорошо усвоив строение костей, скелета в целом и расположение костных элементов намного проще понять расположение и взаимоотношения всех прочих структур); с другой стороны, как отдельные изолированные кости, так и собранные скелеты являются наиболее доступным и «долгоиграющим» анатомическим материалом, их можно легко вертеть в руках, щупать и т. д., они не воняют и, как правило, не вызывают у студентов неприятных эмоций/ощущений, даже наоборот — возбуждают любопытство. Со всем прочим анатомическим материалом всё, как правило, обстоит хуже — его сложнее получать и поддерживать в доступном изучению состоянии; вдобавок к этому как неконсервированные, так и консервированные препараты мягких тканей и внутренних органов несут не слишком приятные запахи разложения или различных химикалий. Ну, и в свои «первые медицинские обмороки» студенты (и особенно студентки) намного чаще падают именно при первом свидании с мышцами, чем при знакомстве с костями. На всякий случай сразу скажу, что «вторая волна медицинских обмороков» (обычно и последняя) приходится на 2-3 курсы, когда студентов начинают водить в настоящие операционные для того, чтобы лишь понаблюдать за ходом реальных операций (иногда ещё случаются обмороки на патологоанатомических или судебно-медицинских вскрытиях). Не хочу сказать, что такие обмороки являются прям частыми, но они и не являются чересчур уж редкими, так что при первых опытах подобного рода всем студентам нужно быть начеку, чтобы успеть вовремя подхватить менее стойкого коллегу. У нас на кафедре обмороки (при показе учебных кинофильмов или, например, как это было в одной моей иностранной группе, при затягивании кишечного шва Шмидена на двух фрагментах консервированной кишки) тоже не являются редкостью.

Возвращаемся к Заболоцкому. В общем, надеюсь, немедикам стало понятно, что изучение анатомической номенклатуры и длинные вечера в анатомичке (костном музее) на Заболоцкого, как и на всех остальных студентов, должны были произвести неизгладимое впечатление. Но о чём говорят следующие две строчки?

Vertebra prominens (читается как [вЭртебра прОминэнс]) — это обозначение седьмого шейного позвонка, который в русской номенклатуре называют «выступающим позвонком» (в переводе с латыни prominens означает «выдающийся», «выступающий», «возвышающийся», «торчащий»). Наверняка вы все видели, что у человека по середине спины имеется приметная вертикальная череда из небольших «холмиков» (они особо хорошо заметны у худых субъектов при сгибании туловища). Каждый такой холмик образуется за счёт наличия у позвонков так называемых остистых отростков, направленных назад. У большинства шейных позвонков они довольно короткие и поэтому почти незаметные, однако у седьмого, последнего (расположенного ниже всех) шейного позвонка он заметно длиннее, чем у остальных. В подавляющем большинстве случаев самый верхний такой «холмик на спине», который можно легко наблюдать и ещё легче — прощупать, образован именно остистым отростком седьмого шейного позвонка. Именно за это он (позвонок) и получил столь выдающееся, выступающее название :). Впрочем, упомяну справедливости ради, что ещё два шейных позвонка, весьма отличающиеся своим строением от остальных, имеют особые названия: первый называется атлантом (именно на нём лежит череп, т. е., именно этот позвонок держит череп подобно Атланту), а второй — осевым позвонком (его греческое название — эпистрофей; именно вокруг его отростка, называемого зубом, и крутится атлант вместе с черепом).

Итак, ещё раз возвращаемся к Заболоцкому. Данное четверостишие просто описывает ощущения студента-медика первого курса. От длительного сидения над костями и анатомической номенклатурой шея поневоле заболит, особенно в своей нижней части, особенно там, где имеется выдающийся, выступающий позвонок :).

Tags: кафедра, поэзия, студенты, умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments