Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Правильный ответ на ЧГК-вопрос и ещё немного занимательностей

Даю ответ на ЧГК-подобный вопрос, заданный в моей прошлой записи. На всякий случай, повторю формулировку:

В воспоминаниях одного советского учёного о знаменитом профессоре-терапевте Максиме Петровиче Кончаловском (речь идёт о 1920-30-ых годах) мы заменили два слова на Икс и Игрек. Далее цитата: «Руководитель клиники факультетской терапии профессор Максим Петрович Кончаловский с первого взгляда, уже одним своим видом покорял людей. Высокий, статный, с правильными чертами лица и окладистой русой бородой, он удивительно благотворно влиял на больных. В то время московские врачи шутливо говорили: „Если нужно показать Иксу Игрека, то следует пригласить Максима Петровича“». Внимание, вопрос: назовите Икса и Игрека.

Примечание: в зачёт принимаются два слова в именительном падеже.


Внимание, правильный ответ: больной, профессор («Если нужно показать больному профессора, то следует пригласить Максима Петровича»). Обычно больных показывают профессорам, но в случае с М. П. Кончаловским всё было наоборот :).


Данный занятный эпизод был почерпнут мною из небольшой книги «Память сердца» (М.: Советская Россия, 1989, 208 стр.), в которой видный советский учёный Владимир Васильевич Кованов (между прочим, автор одного из классических учебников по моему предмету) делится воспоминаниями о своих учителях. Честно говоря, книга довольно нудная и чересчур заидеологизированная, однако из неё можно почерпнуть ряд занимательных и интересных деталей о выдающихся учёных и хирургах довоенного времени. Ниже я привожу ещё несколько особо понравившихся мне эпизодов.

Случалось, что ассистент парировал выпады Николая Ниловича Бурденко. Так, во время одной сложной операции на желудке Бурденко высказал неудовольствие своему первому ассистенту Владимиру Владимировичу Лебеденко по поводу предоперационной подготовки больного. И проворчал: «Кто готовил больного?» Лебеденко ответил: «Я». Помолчав, Бурденко язвительно спросил: «А какой дурак учил вас хирургии?». На что Владимир Владимирович без тени смущения ответил в тон: «Вы, Николай Нилович».

Однажды у Петра Александровича Герцена образовался на шее карбункул. Врач, приехавший из провинции на практику, благоговейно спросил именитого профессора:
— Чем вы его лечите?
Пётр Александрович ответил:
— Презрением!

Вместе ещё с одним студентом, А. Н. Фёдоровым, будущим патологоанатомом, мы беседовали — это был наш первый опыт — с больной, поступившей в клинику с воспалением желчного пузыря. Она охотно отвечала на наши вопросы, списанные нами со стандартной истории болезни. Ничего не подозревая, мы задали и последний стоявший там вопрос: «была ли аутопсия больного, и какие результаты получены на секции?» Мы ещё не знали тогда, что значат слова «аутопсия» и «секция». Вместо ответа она удивлённо посмотрела на нас и спросила:
— Вы, молодые люди, понимаете, о чём говорите?
— Конечно, понимаем, — ответили мы с некоторой заминкой.
— Ну, тогда говорить нам больше не о чем. Вы либо невежды, либо циники.
На глазах у неё появились слёзы. Тут уж мы растерялись. Видя наше искреннее смущение, больная сменила гнев на милость.
— Дорогие коллеги, — сказала она. — Я ещё пока жива, поэтому вскрытию не подвергалась. А аутопсия — это вскрытие, которое производится в секционном зале для установления причины смерти.
Сгорая от стыда, не зная, куда девать глаза, мы просили простить нас и, если можно, не рассказывать об этом случае.

Эпизод, представленный последним, в конечном итоге характеризует В. В. Кованова, безусловно, с хорошей стороны — врач (даже студент-медик) не должен скрывать своих ошибок. Однако, не могу не удивиться, как студент-даже-первокурсник (в наше время первую курацию студенты осуществляют на третьем курсе) во второй половине 1920-х годов мог не знать, что означают термины «аутопсия» и «секция». То ли на младших курсах Кованов был чрезвычайно нерадивым, то ли сказалось его деревенское происхождение и недостаток общей культуры. В любом случае речь идёт о презабавнейшем курьёзе, учитывая, что В. В. Кованов впоследствии стал действительно выдающимся медиком и даже вице-президентом Академии медицинских наук СССР. :)

Tags: умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments