Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Украинская постановка в уже не украинском театре

Сегодня был в театре. В том театре, что раньше назывался «Крымский академический украинский музыкальный театр», но сейчас (в силу всем понятных обстоятельств) именуется «Государственный академический музыкальный театр Республики Крым». Ходил на свой любимый «Собор Парижской Богоматери» (ничего общего с известным французским «Нотр-Дамом» он не имеет; у нас это — мюзикл-опера с музыкой В. Ильина на либретто Ю. Рогозы). Я как-то подробно рассказывал об этой постановке и о моих с ней долговременных отношениях; рекомендую прочитать мои впечатления двухлетней давности, чтобы вы смогли более полноценно понять значительную часть из того, что я скажу ниже (по ссылке текста вовсе не много).

Честно говоря, я был крайне удивлён, когда увидел на прошлых выходных афиши с рекламой этого спектакля. Его и так в последние годы ставили редко, а с новыми крымскими реалиями он, как мне кажется, вообще мало гармонирует (в первую очередь из-за крайне смелого, как по российским меркам, либретто: тут тебе и явная антипоповщина, и смелая пропаганда как права на своё мнение, так и на право к открытому протесту). Тем не менее, его пока ещё ставят, поэтому я просто должен был пойти. Будучи уже, можно сказать, специалистом по этому произведению, я, разумеется, не мог не сравнивать сегодняшнее исполнение с предыдущими. Понимаю, что моя критика не всем может показаться интересной, поэтому спрячу её в спойлер: кому интересно — читайте (если краткораньше было лучше).

[Критика сегодняшнего представления (кликните, чтобы прочитать)]

Постановка (за исключением пары-тройки мелочей) осталась прежней, «ещё украинской», однако художественный уровень во всех смыслах явно упал. К оркестру претензий нет, однако актёрский состав явно сбавил в плане качества. Артист, исполнявший роль Квазимодо (я привык к исполнению нар. арт. Украины Валерия Карпова, он заявлен в программе, но сегодня играл не он), был просто ужасен — и его тесситура была явно неподходящей для партии, и само исполнение, как вокальное, так и актёрское было недостаточно ярким для такой роли. Исполнитель роли Фролло пел неплохо, хоть и вяло, но при этом реально чвякал — пару раз забыл слова, а один раз вырвался вперёд оркестра на пару тактов (ну, один раз слова ещё можно зажевать, бог с ним, но чтоб обогнать оркестр — такого на моей памяти ещё не случалось). Впрочем, отдельные огрехи я всегда готов простить. Однако, выступление хромало системно: светооператоры то ли были пьяны, то ли звук доходил до них со скоростью на порядок меньшей, чем до зрителей (свет включался и выключался с явным запозданием). И хор, и отдельные солисты вступали как-то нервно и резко, словно не знали точно, когда именно нужно вступать. У солистов явно появились новые микрофоны, они теперь практически не фонят и не трещат (хвала небесам!), однако микрофон у Фролло во втором действии всё же заглох как раз на довольно-таки значимом номере, посвящённом умению управлять толпой. Аскетичную скромность декораций и оформления (они мне вполне нравятся и кажутся в рамках данной постановки более чем удачными) в этот раз как-то слишком уж активно пытались разбавлять пусканием дыма (в прямом смысле — ну, знаете, есть такие сценические дымовые машины). Дым дымом, в паре мест он реально украшает происходящее на сцене, но проблема в том, что эти установки по-прежнему шипят весьма сильно, довольно явно и крайне неприятно вторгаясь в музыкальное оформление. В общем, однозначно могу сказать: сегодняшнее выступление — одно из самых ужасных, что я видел (а посещал этот спектакль я раз 15-20). Не берусь судить, связано ли это с какой-то общей обстановкой в театре (ходили слухи, что его здание вообще хотят снести), но я в любом случае был заметно огорчён. Хотя от самого произведения получил, как и обычно, большое удовольствие.

Однако, более всего в сегодняшнем культпоходе меня поразило совсем другое. В бывшем Украинском (!) театре (слово «украинский» было частью официального названия) в холле второго этажа висят картины, посвящённые т. н. «Русской весне». Меня больше всего впечатлила вот эта (на ней угадывается вид с трассы Бахчисарай—Ай-Петри—Ялта на начало Бельбекского каньона, хотя точностью отображения реалий картина не особо страдает, если, разумеется, не брать во внимание едущую со стороны Севастополя вереницу зелёных автомобилей «стихийно возникшей в конце прошлого февраля крымской самообороны», сами знаете, кому принадлежит данное определение). Фотки делались на телефон, прошу простить, претензии к качеству не принимаются :).



[Ещё три фотографии руссковесенних картин из бывшего Украинского театра]




И последнее занимательное впечатление. «Звонок» в театре (небольшой аудио-фрагмент или джингл, если хотите, трансляцией которого обозначают время, оставшееся до начала представления) остался прежним — первые десять нот припева из песни Тараса Петриненко «Украина» (кто не знает эту песню, или не понял, о чём речь — послухати можна тут); на этих нотах джингла в песне звучат слова из припева — «Ук-ра-ї-нo, Ук-ра-їн-o-о-о». Не возьмусь судить, «что это было, Бэрримор» — то ли тонкий троллинг нынешних крымских властей со стороны театра, то ли недостаточность средств и ресурсов на создание нового джингла, то ли, вероятней всего (Бритва Оккама!), обычное «всем пофиг, никто кроме меня не заметил».

P.S. Поскольку текст либретто (уже не говоря об аудио-записи данного мюзикла-оперы) не гуглится, подготовлю и опубликую как-нибудь текстовую «расшифровку на слух» и выложу в сеть уж какие есть диктофонные записи данной постановки.

Tags: жизнь, личное, рецензирую, что в мире делается
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments