Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

Jen forpasis somer’... // Вот и лето прошло...

    eo:
Nu, fakte ĝi ankoraŭ ne finiĝis, sed esence — jam jes. Morgaŭ komenciĝas aŭtuno kun tute nova viv-aranĝo. Antaŭ kelkaj tagoj mi tradukis sufiĉe faman (eble, eĉ la plej faman) versaĵon de malmulte konata rusa poeto Arsenij Tarkovskij (patro de mondfama sovetia kinreĝisoro Andrej Tarkovskij). Pro tio, ke mi jam havis muzikon por la rusa teksto (la rusan version eblas aŭskulti ĉi tie), mi provis registri ĝin ankaŭ Esperante. La rezulton vi povas aŭdi spektante la suban videon.

    ru:
Ну, фактически оно ещё не закончилось, но по сути — уже да. Завтра начинается осень с совершенно новым жизненным укладом. Несколько дней назад я перевёл на эсперанто достаточно знаменитое (вероятно, даже самое знаменитое) стихотворение не слишком широко известного русского поэта Арсения Тарковского (отца знаменитого режиссёра Андрея Тарковского). Поскольку музыка для этого стихотворения у меня уже была, я попробовал записать эту песню и на эсперанто. Результат можно услышать, если просмотреть представленное ниже видео (поскольку нормальных аудиохостингов я так и не нашёл, теперь все свои новые аудио буду заливать на ТыТрубу). Русскоязычную версию аудио пока ещё можно послушать тут.





    eo:
La originala teksto estas tre komplika kaj bela lirike kaj sence. Tial, kompreneble, absolute fidela traduko estis absolute neebla; mi iom fantaziis, fakte. Sed mi tamen kontentas pri la rezulto. Fakte, la sola sufice libera elpensaĵo aperis nur en la lasta strofo (la linio «Daŭre verdas kratag’» en la originalo tekstis «La folioj ne estas brulvunditaj»). Sube mi prezentas la originalan tekston kaj mian tradukon.

    ru:
Оригинальный текст весьма лиричен и сложен в смысловом отношении. Поэтому, разумеется, точного перевода не могло быть в принципе; по сути, я немного фантазировал. Однако, результатом я доволен. Единственная откровенная вольность имеется в первой строчке последней строфы, где у меня вышло «Боярышник ещё зелен». Почему именно боярышник? Эсперантское kratago замечательно рифмуется со словом tago («день»), которое мне было чрезвычайно важно сохранить в предпоследней строке. Плюс я посчитал возможным «для красоты/контраста» добавить в самом конце стихотворения, изобилующего (во всяком случае — в переводе) довольно «общими» местами, одну маленькую конкретную деталь. Я узнавал — большинство видов боярышника желтеют именно в сентябре-октябре :). Ниже — текст оригинала и перевода.


Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.

Все, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,                
Прямо в руки легло,
Только этого мало.

Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Все горело светло,
Только этого мало.

Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала,
Мне и вправду везло.
Только этого мало.

Листьев не обожгло,
Веток не обломало...
День промыт, как стекло,
Только этого мало.

А. Тарковский, 1967
Jen forpasis somer’
Sen reven’, senkondiĉe.
Ja plu varmas aer’,
Sed ne tute sufiĉe.

Ĉiu ĝoj’ kaj danĝer’
Trafis min ride, kriĉe.
Multis ĝu’ kaj sufer’,
Sed ne tute sufiĉe.

Kaj kares’, kaj koler’
Vere, sed ne postiĉe,
Trovis min sur la ter’,
Sed ne tute sufiĉe.

L’ vivo ekde la jun’
Min dorlotis plej riĉe,
Kaj favoris fortun’,
Sed ne tute sufiĉe.

Daŭre verdas kratag’,
Branĉoj tremas feliĉe...
Vitre helas la tag’,
Sed ne tute sufiĉe.

trad. P. Moĵajevo, 2014
Tags: en esperanto, muziko, tradukado, моё творчество, музыка, эсперанто
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments