Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:

«Ах ты ж примат сухоносый!» или Умности о губном желобке

Век живи — век учись. Вчера почти случайно напоролся на весьма интересные вещи про нашу с вами анатомию. Помнится, когда я рассказывал про анатомическую номенклатуру, я упоминал о существовании структуры, обозначаемой на латинском языке как philtrum (на русском это называется «губной желобок», см. картинку, взятую из википедии). Оказывается, это довольно примечательная структура, пришло время рассказать о ней несколько детальнее.

Интересности начинаются с названия. Латинское philtrum к «фильтру» не имеет прямого отношения; оно идёт от древнегреческого слова φίλτρον (родственного с греческим же φιλίαлюбовь, приязнь), которое означало ни много ни мало «любовное зелье, любовный напиток», буквально — «делать себя любимым, желанным» (см. этимологию английского philtrum). Почему так? Находится две версии: по первой древние греки якобы рассматривали губной желобок как одну из наиболее привлекательных частей тела или даже как весьма важную эрогенную зону (к сожалению, подобная версия в основном приводится в популярных источниках, но я нашёл её даже в нескольких научно-популярных английских книгах, слава Гуглю!). По другой версии, данный желобок и в древности, и в средние века был одним из традиционных мест для нанесения духов/благовоний.

Если не брать в расчёт красивую историю про романтичных древних греков, большинству из нас губной желобок, вероятно, известен благодаря поверию о том, что он образуется из-за прикосновения ангела к устам младенца (ангел при этом якобы лишает ребёнка воспоминаний о его существовании до рождения). Между прочим, эта легенда отражена в фильме «Господин Никто». Ещё, говорят, есть особая разновидность пирсинга именно в пределах этого желобка, такой способ даже особо называется «Медуза». Но на самом деле интересности о фильтруме на этом вовсе не заканчиваются :).

Различные отклонения в форме/структуре желобка (например, слишком плоский, слишком длинный, слишком широкий и т. п.) могут играть определённую роль в диагностике большого количества как генетических аномалий, так и т. н. фетального алкогольного синдрома. Это связано с тем, что желобок во время эмбрионального развития формируется на стыке трёх возвышений головы зародыша (медиального носового возвышения и двух верхнечелюстных), которые в норме должны симметрично и равномерно срастись, а при различных нарушениях развития, соответственно, срастаются не так, как надо; можно сказать, что губной желобок является, таким образом, своеобразным «шрамчиком» на месте сращения этих возвышений (если вас не пугает вид только-только формирующейся головы, можете посмотреть на анимацию формирования лица). В случаях значительных нарушений данного процесса могут развиваться расщепления губы и нёба (то, что в народе называют «заячьей губой» и «волчьей пастью»).

Ещё одна интересность связана с функцией данного образования. Собственно, у людей он не имеет никакой функции (кроме эстетической, разумеется) и является, по сути, рудиментом. Однако, «случай с желобком» может послужить интересной иллюстрацией для эволюционной анатомии. Для большинства наземных млекопитающих фильтрум вовсе не бесполезен: он способствует увлажнению так называемого ринариума (отдела наружного носа, не покрытого шерстью; на картинке показан ринариум собаки и выделен её очень узкий губной желобок, взято отсюда; влага проводится из полости рта за счёт капиллярных эффектов). Все знают, что в норме нос, то есть, ринариум, у собаки должен быть влажным. Увлажнение, во-первых, повышает эффективность обоняния как такового (молекулы, передающие запах, легче улавливаются влажной слизистой, чем сухой), а, во-вторых, даёт хищникам продвинутую возможность определять направление ветра (что важно для успешной охоты — подходить к добыче нужно с подветренной стороны). У человека без флюгера способность определять направление ветра намного хуже, в связи с чем и применяется народный метод: намочить или обслюнявить указательный палец и поднять его; ветер дует с той стороны, где мы ощутим максимальный холод. А хищникам же достаточно просто вытянуть морду и слегка покрутить головой: многочисленные рецепторы, находящиеся на ринариуме, тут же уловят неравномерность испарения влаги (она будет быстрее испаряться с зон, непосредственно обдуваемых ветром).

Различия в строении и функционировании носа являются, кроме всего прочего, одним из признаков, используемых в систематике приматов. Те из них, что имеют нос (и, соответственно, ринариум с фильтрумом) более похожий на нос прочих млекопитающих, объединяются в группу мокроносых приматов (лемуры и лори). Легко понять, что обоняние у приматов этой группы будет довольно сильно развитым. А вот у второго подотряда приматов, сухоносых (к которым относимся и мы с вами), за счёт эволюционной перестройки формы черепа (и, соответственно, конфигурации носа, рта и губного желобка) система, описанная выше, уже не работает. Поэтому у нас нос в норме сухой и обоняние заметно хуже. В качестве компенсации сухоносые приматы намного больше полагаются на орган зрения (почему и ведут большей частью дневной образ жизни).

В общем, если вас кто-нибудь обзовёт «сухоносым приматом», не обижайтесь — это истинная правда! :) А к небольшой анатомической структуре под названием «губной желобок» попрошу теперь относиться с должным уважением ;).

Tags: умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments