Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:
  • Location:
  • Mood:

Очередной поход (Иограф — Сунгурта — Кизил-Кая)

В прошлую пятницу ходил в горы. Маршрут был ничем не примечательным: поднялись по Иографу, пересекли яйлу до северной кромки, спустились по отрогу Кизил-Кая (точно таким же маршрутом я уже ходил, если кому интересно — посмотрите; там больше фоток и комментариев). Однако, это был мой первый опыт «вождения группы»; кроме того, я испытал свой навигатор в походных условиях. В целом всё прошло хорошо. На фотке — «угадайте-кто» на первом небольшом привале (скальный уступ Иографа, около 520 м. над уровнем моря).




На собственно Иографскую тропу мы поднимались сократом, который я открыл для себя в прошлый раз. Он крутой, но реально экономит время. Вот соседний с Иографом хребет Кизил-Кая, которым мы будем спускаться.




Вид на задымленную Ялту.




Насколько в прошлый раз я был приятно удивлён, что данная «сокращёнка» была хорошо промаркирована, настолько я сейчас удивился тому, что какие-то странные люди умудрились в отдельных местах эти метки уничтожить. В самом начале сокращёнки метка на сосне была в прямом смысле сколота (на стволе дерева осталась приметная прямоугольная рана); на самом пути метки сохранились, однако в «сложном месте», где нужно взбираться на примерно трёхметровый скальный уступ, метки кто-то пытался затереть (см. фото ниже). Вот спрашивается, кто и зачем это делает? Лично я вижу два варианта: либо вандалы (ну, тут уж нужно иметь очень извращённую фантазию, чтобы счесть такой метод вандализма интересным), либо сами лесники, которые пытаются таким образом бороться с публикой, шастающей по лесам в пожароопасный период (ну, или, может, тем самым они старались «отвести» туристов от довольно крутого сегмента пути). Однако, в любом случае не понимаю смысла. Тот, кто хочет (или потенциально способен) устроить пожар, устроит его в любом случае. А тот, у кого мало ума, умудрится свалиться с горы и в намного менее крутых местах. Ни от пожаров, ни от дураков наличие или отсутствие меток не защитит, тогда как вменяемым туристам метки очень и очень помогают. В общем — загадка...




Ну, какой же поход по Иографу без фото моего любимого сухостоя? :)




Говорят, что после смерти сосны пускают корни прямо в небо...




Самая верхняя часть нашей тропы. Это лишь мне кажется, или здесь тропу прямо вырубали в скале (смотри на камни с левой стороны)? Помнится, где-то читал, что вплоть до начала XX века эта тропа была пригодна даже для гужевого транспорта. Сейчас, конечно, сложно представить на этой тропе даже маленькую тележку, но для туристов-пешеходов она остаётся одной из самых удобных и натоптанных.




А вот и наша компания при выходе на яйлу (мы стоим в нескольких метрах от кромки). Справа — тот самый Александр Горяинов, о крымскотатарско-русском словаре которого я писал в предыдущей записи.




Кто знает, что это за растение?




Несмотря на август, трав и всяких небольших цветочков на яйле необычно много (лето было не слишком жарким и относительно влажным). Обычно уже в июле тут всё выглядит намного более пожжённым солнцем.




Вот ещё какие-то травки-муравки.




А вот и сама яйла.




Уже с самой точки выхода на яйлу с тропы вдали (на севере) видны две вершины с триангуляционными знаками. Та из них, что правее — это вершина Сунгурта (1333 м.). Она и оказалась высшей точкой на нашем пути. С неё хорошо виден Бойковский массив и два водохранилища: Счастливенское (ближе к нам) и Загорское (дальше от нас). К сожалению, воздух был грязноват, поэтому всё, что вдали, видно очень смутно.




А вот, чуть левее, массив Бойка.




На северном склоне Сунгурты кто-то соорудил вот такую замечательную импровизированную скамеечку.




Поиск выхода к началу Кизил-кайской тропы, как и в прошлый раз, прошёл не без сложностей. И тут мой навигатор преподал мне бесценный урок. Я, разумеется, прекрасно знаю, что никакие навигаторы не заменят хорошей ориентировки на местности, но прочувствовать это на своей шкуре — это ж совсем другое дело! Стараясь выйти к началу тропы наиболее коротким путём, я загрузил в навигатор контрольную точку, и он честно попытался проложить к ней кратчайший путь с учётом тех грунтовок, что он знал (а он-таки знал несколько!). Однако, данный маршрут после отворота с грунтовки упёрся в совершенно непроходимый сосняк, где мы к тому же хорошо пообжигались крапивой. Пришлось быстро возвращаться на грунтовку и прокладывать путь по приметным прогалинкам. В результате мы всё же нашли тропу гораздо быстрее, чем мне это удалось в прошлый раз. В третий раз, полагаю, я буду выходить на неё уже без проблем.

В верхней части Кизил-Кая тоже имеется сухостой.




Ну, и прощальное фото — вид на отрог Баланын-Каясы.




После спуска с хребта в лес, я, немножко поплутав (ну, возвращаться никуда не пришлось, просто вышел к нему другой дорогой, чем в предыдущий раз), всё же вывел нашу группу к роднику Бабу-Корыто. Ну, а дальше — дело техники.

Напоследок немножко GPS-статистики. Аппарат мой, как я уже сказал, сработал без нареканий. Трек похода я сохранил (если кому понадобится — вышлю), а по ходу пути снимал координаты со множества маршрутных точек. Высоты приборчик определяет довольно точно — на Сунгурте ошибся лишь в 2 метра. В общем, теперь мои походы будут иметь под собой твёрдую и надёжную GPS-базу :). В общей сложности (от выхода из маршрутки на остановке «Бакалея» до возвращения на автовокзал) поход занял 8 часов и девять с половиной недель минут; за это время мы прошагали 19,7 км. Я брал с собой 5,5 литров воды. Этот запас разошёлся целиком, причём последние миллилитры я выпил буквально перед выходом к роднику Бабу-Корыто. Как точно я чувствую свой организм! :)

Вот как выглядит наш маршрут в представлении Google Earth:

Tags: крымские походы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments