Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:
  • Location:
  • Mood:

О пользе отравлений

Пару дней провёл в Ялте. При этом перед самым отъездом умудрился чем-то отравиться (злопыхателям сразу скажу: не водонькой и даже не печеньками), так что визитик оказался так себе. Однако, везде можно найти свои плюсы, о чём и речь.

Вообще мне грех жаловаться на здоровье в целом и на устойчивость ко всякого рода отравлениям в частности. Но кто из нас без греха? ВНИМАНИЕ! Дальше я рассказываю подробности из своей интимно-медицинской жизни. Кому это может показаться неприятным — не читайте!

В первый раз я наиболее серьёзно/памятно траванулся в самом начале второго курса. Я только что въехал в общагу, был сентябрь месяц, у нас была пара по английскому языку (благодаря моим знаниям которого все девушки были готовы отдаться мне прямо на паре на всё), словом, жизнь была прекрасна. И тут живот забурчал. Сразу после пары я мотанулся в общагу. После нескольких визитов в «конец коридора» (со вполне предсказуемыми результатами этих визитов) мне ничуть не стало легче. Мой друг/сосед/дважды-свидетель/а-нынче-кум невозмутимо посоветовал сходить в нашу университетскую поликлинику, благо она располагалась буквально этажом ниже. Сходил — и меня повязали. Собрав анамнез и для виду попальпировав мне живот (ну, болит, да), врач-инфекционист вызвала «Скорую», взяла у меня посевы из, в прямом смысле, того места (малоэстетичная и ничуть не приятная процедура) и записала мне в карточку многозначительный диагноз: «Острый ГЭК?». Ну, то есть, «чёрт-его-знает-что-но-вероятно-острый-гастроэнтероколит». Врачи любят изысканно выражаться, да. Сейчас я её прекрасно понимаю: в медицинском деле важнее всего: а) диагноз; б) перекинуть сложного больного другим врачам; в) выполнить койко-дни. Так что к ней у меня никаких претензий нет. Претензии до сих пор остаются лишь к другу/соседу/итд за такой «благоразумный» совет.

В общем, минут через 40 меня доставили в приёмное отделение 7-ой городской больницы. Там в ожидании собственно приёма прошло ещё минут 30. За это время абсолютно все симптомы моей страшной болезни прошли, будто их и не было. Тем не менее, взять и слинять мне не позволило чувство уважения к Медицине (к ней, если речь идёт о начертании с большой буквы, я испытываю уважение и сегодня, но не будем о политике). В итоге меня повторно «посеяли», направили в палату, выдали конвалюту тетрациклина (антибиотик такой) и показали бочонок с раствором Рингера, который посоветовали пить почаще (это называется «регидратация» — восполнение объёма потерянной организмом жидкости). Поскольку в туалет мне уже не хотелось, а количество переживаний зашкаливало, остаток дня и всю ночь я просто проспал.

На следующее утро я чувствовал себя совершенно здоровым и даже отдохнувшим/свежим. Часов в десять меня посетил тогдашний заведующий кафедрой инфекционных болезней Пал Спиридоныч Аршинов с группой интернов (классный дядька; через три года нам лекции по инфекционным болезням читал, а через 4 года был в числе экзаменаторов, принимавших у меня госэкзамен по терапии). Он изрядно развлёк меня сбором анамнеза (среди прочего поинтересовался, хорошо ли я переношу сало — вот чудак-человек!, да оно во мне просто сгорает; при этом он пояснил интернам, что таким образом «мы косвенно судим о функциях печени»), показательно пропальпировал мне живот, в котором кроме здорового кишечника найти уже было нечего, и ушёл с миром. Чуть позже, когда меня посетил палатный врач, я поинтересовался, когда мне можно идти домой. Ответ был обескураживающим: «когда придут результаты посевов». Засада в том, что посевы зреют три дня (а сеяли меня в среду), но в субботу и воскресенье лаборатория «не работает». Не работает, блин, и даже результатов посевов не выдаёт! Вам смешно, да?

А я в итоге провалялся в инфекционке добрых 4 с половиной дня до утра понедельника, когда палатный врач отпустил меня на все четыре стороны, сообщив, что в моих посевах ничего не нашли. Хочется верить в то, что там действительно ничего не было, а не в то, что в лаборатории просто выкинули мои биоматериалы едва лишь узнав, что я уже ни на что не жалуюсь...

Из этого отравления я извлёк немало пользы. Понял, например, что врачу (пусть на тот момент и будущему) дозволительно хотя бы немножко не доверять врачам (немедикам так, разумеется, не следует поступать). Стало ясно на всю оставшуюся жизнь, что не из-за каждой срачки нужно идти к специалисту. Ну и, наконец, я получил весьма хорошее представление о том, как работает наша родная медицинская система, что такое «койко-день» и как важно держать этот показатель на уровне и т. д. и т. п.

Второе моё отравление случилось, как уже было сказано, в пятницу. Я даже подозреваю, чем именно я траванулся, но никому не скажу, а то ещё сами захотите, учитывая положительные последствия :). При этом симптомы развернулись лишь по приезду в Ялту (ну, грубо говоря, через 18 часов после приёма неблагополучного агента). Схваткообразные боли в животе, почти что императивные позывы к дефекации (т. е., когда сдержаться практически невозможно), при этом «результата» было довольно мало, но он был явно нефизиологическим. Ночь с субботы на воскресенье прошла в беспокойстве, толком заснуть не мог, каждые час-два ходил в туалет. В промежутках занимался интроспекцией и самодиагностикой. Диагноз «холера» был отброшен почти сразу — слишком уж нетипичное для холеры отделяемое. Одно время начал беспокоиться насчёт аппендицита (показалось, что боли, изначально локализованные в верхней части живота, начинают спускаться в правую подвздошную область, что является одним из относительно ранних и характерных симптомов); принял спазмолитик, боли ослабли, в связи с чем решил подождать до утра. На утро стало заметно легче, но всё воскресенье по-прежнему было проведено в походах в отхожее место. Поскольку столь длительные, хоть и не особо обильные, извините, поносы диареи, являются не особо полезными для организма, я пил минералочку и время от времени контролировал тургор кожи и характер пульса — не обезвоживаюсь ли я? Но данные показатели были в пределах нормы. К вечеру позывы стали более редкими, боли почти прошли, а ночь я провёл даже во вполне физиологическом сне.

Сегодня (в понедельник) я чувствовал себя почти хорошо; несколько раз в туалет пришлось сходить, но характер стула стал нормализовываться, в связи с чем я даже рискнул предпринять возвращение в Симферополь. По состоянию на данный момент я ощущаю себя полностью здоровым (стул приходит в норму), так что не волнуйтесь за меня :).

Так вот, теперь о пользе. Понятно, что полтора дня пусть и не обильной, но всё же диареи, не могут не сказаться на организме. Не было возможностей взвеситься, но я очевидно потерял порядка 3-4, а то и пяти килограммов массы тела (если не больше). Это как «просто чувствовалось» (походка стала как-то легче :)), так и было написано на моей физиономии. Во-первых, лицо стало заметно «хуже» (в смысле, «худее», разумеется :); реально заметно, ну, не до впадин и торчащих скул, конечно, но заметно). А во-вторых, за 2,5 дня без бритья я зарос так, как я обычно зарастаю дней за 7. А «степень небритости», как известно, вполне может свидетельствовать о состоянии водного обмена: когда организм теряет жидкость, кожа как бы «проседает», из-за чего подкожная часть волосяного покрова выходит на поверхность, и морда кажется более «заросшей». К слову, этим же объясняется и тот факт, что у трупа ещё некоторое время после смерти «растут» волосы и ногти — на самом деле это связано лишь с тем, что труп «усыхает», теряя воду как через испарение, так и в связи с биохимическими процессами. Есть и обратный эффект/пример: после больших крепкоалкогольных возлияний щетина «растёт» медленнее, а вся морда кажется одутловатой — это именно потому, что алкоголь связывает воду, из-за чего требуется активно восполнять её запас в организме («сушняк»).

В общем, по ряду признаков я реально похудел (ну, понятно, что не только благодаря непосредственно диарее, не к ночи будь помянута, но ещё и потому, что в эти два дня я ел очень мало). Теперь главное — окончательно закрепить результат. И стул. :)

В общем, поездка в Ялту прошла бездарно, но, впрочем, не так всё плохо. Сходить в горы всё равно не было никакой возможности — у нас оба дня были грозы. Ну, хоть пофотографировал наших котяток, фотки будут завтра, размимиминайте мимими-рецепторы :).

Tags: болезнь, жизнь, из прошлого, умности
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments