Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:
  • Location:
  • Mood:

Коктебель

В прошлое воскресенье сподобился, в конце концов, побывать в Коктебеле. А то уж прямо неудобно — родился в Крыму и даже уже прожил тут 31 год, а восточнее Алушты/Белогорска бывал лишь один раз, да и то проездом. Времени было немного (я ведь так люблю поспать), но программа-минимум была всё же выполнена: прогулялся по посёлку, посетил дом-музей Волошина, поднялся на холм Кучук-Енышар (где находится его могила) и посмотрел на окрестности. Собственно, больше в Коктебеле (во всяком случае — в нынешнее время года) и делать, по-видимому, нечего: уже сейчас посёлок почти обезлюдел, почти все увеселительные заведения закрыты/забиты/забаррикадированы; народу очень мало, но зато котов на коктебельской набережной — море.

Кому интересен рассказ и небольшое количество малохудожественных фото (и несколько панорам) — смотрим под катом. На первой фотке — я на вершине холма Кучук-Енышар на фоне мыса Хамелеон.



Коктебель, каким мы его знаем — довольно молодой посёлок: развиваться и застраиваться он начал лишь с конца 19-го века, хотя и до этого тут, разумеется, существовали небольшие поселения. В конце 19-го — начале 20-го века Коктебель становится популярным местом летнего отдыха; особую известность он приобрёл, конечно, благодаря тому, что тут много лет жил Максимилиан Волошин. Кроме «дома поэта» Коктебель интересен тем, что рядом с ним (с запада) располагается красивый вулканический массив Кара-Даг. В советское время посёлок стал одним из центров планеризма (был даже переименован в Планерское) благодаря удачному рельефу окрестностей. Название посёлка на слуху также из-за того, что тут располагается довольно известное вино-коньячное предприятие (правда, про него постоянно ходят слухи, что оно-де не то разорилось, не то собирается это сделать). В последние годы в конце лета — начале осени здесь проводится довольно популярный джазовый фестиваль. Вот, собственно, и всё.

В остальном Коктебель представляет собой маленький и несколько беспорядочный курортный посёлок, почти напрочь вымирающий в холодное время года. На первой фотографии — красивая стена одного из домов (здесь представлены своего рода символы Коктебеля: Кара-Даг и скала Золотые ворота).



А вот таким я впервые увидел Кара-Даг. Территория этого массива является заповедной; по слухам, туда можно попасть с организованной экскурсией из соседней деревеньки Курортное, но это уже как-нибудь в другой раз.



А вот — взгляд с набережной на восток, на длинный мыс Киик-Атлама.



Набережная Коктебеля представляет собой на редкость унылое зрелище: всё хаотично застроено, засрано и обнесено многочисленными заборами. Народу очень мало, ситуацию оживляют лишь местные котики, которых тут реально много.



Прямо в центре набережной располагается дом Волошина, напротив которого стоит довольно грубо, как по мне, сработанный памятник поэту. В доме-музее посчастливилось побывать с экскурсией. Рассказ довольно интересен, хотя для себя лично я не открыл почти ничего нового. Экспозиция внутри музея не особо интересна: по стенам висят разного рода фотографии, автографы, всякого рода занимательные артефакты (типа хитона, в котором поэт ходил из Коктебеля в Феодосию и обратно), волошинские картины. Однако мастерская Волошина весьма и весьма впечатлила. В общем и целом — один раз сходить «к Волошину» однозначно стоит.



Рядом с памятником Волошину имеется сюрреалистическая композиция следующего вида.



Мёртвая горка.



На набережной имеется очень длинный причал, с которого хорошо обозревать окружающие виды. Вот Кара-Даг.



Ещё Кара-Даг. Картинка кликабельна (1,2 мегабайта).



Профиль Волошина крупным планом. В музее рассказали, что данное природное явление (оно действительно очень напоминает профиль поэта) образовалось лишь после Большого крымского землетрясения в 1927 году. Сам Волошин неоднократно упоминал об этом профиле в своих стихах (пример будет ниже).



А вот панорамный вид на восток. Панорама кликабельна (1,9 мегабайт).



Вид на холм Кучук-Енышар, на вершине которого находится могила поэта.



Вид на приметный и очень красивый мыс Хамелеон со склонов Кучук-Енышара. Непременно нужно сказать, что начало тропы к могиле Волошина засрано (в буквальном смысле) просто неимоверно. Тянется наш народ к искусству... Слава богу, до вершины холма путь не слишком близкий, поэтому большая часть тропы свободна от проявлений творческих порывов отдыхающей здесь публики.



Ещё Хамелеон.



У могилы Волошина в камень вделан следующий артефакт. Надпись гласит: «Поэт Ия Михайлова. 1937-1996. Она была влюблена в дух Волошинского Коктебеля и эту Гору».



А вот и сама могила (здесь похоронен сам Волошин и его вторая жена Мария Заболоцкая). У народа принято приносить сюда разного рода камешки (на которых пишутся желания), цветочки и прочего рода ерунду. Мне лень было тащить на себе лишние тяжести, поэтому я лишь прочёл несколько строк из стихотворения «Дом поэта».

Вон там — за профилем прибрежных скал,
Запечатлевшим некое подобье
(Мой лоб, мой нос, ощечье и подлобье),
Как рухнувший готический собор,
Торчащий непокорными зубцами,
Как сказочный базальтовый костер,
Широко вздувший каменное пламя, —
Из сизой мглы, над морем вдалеке
Встает стена... Но сказ о Карадаге
Не выцветить ни кистью на бумаге,
Не высловить на скудном языке.
Я много видел. Дивам мирозданья
Картинами и словом отдал дань...
Но грудь узка для этого дыханья,
Для этих слов тесна моя гортань.



Камушки у могилы поэта :).



Вид с вершины холма на север. На ближнем плане — виноградники. На среднем плане — хребет Биюк-Енышар. На дальнем плане виден красиво изгибающийся дугой хребет Узун-Сырт. Что и говорить, природа в Коктебеле действительно красива, а ландшафты совсем не похожи на те горы, к которым я привык.



Панорамный вид с вершины Кучук-Енышара на восток. Кликабельно (4,2 мегабайта).



А вот вид назад, на восток, на Коктебель и Кара-Даг в закатном сумраке.



Ещё Кара-Даг.



На обратном пути обратил внимание на непонятный частично огороженный холмик (в восточной части набережной). Как оказалось, это — фамильный склеп семейства Юнге (Эдуард Андреевич Юнге был одним из основателей курортного имения Коктебель). Он находится просто в умопомрачительно ужасающем состоянии (характерно, что на информационной табличке слово «профессор» написано с одной «с»). Да и вообще, как я уже говорил, весь Коктебель как посёлок меня ужаснул: грязно, засрано, везде ведутся какие-то стройки, куча неприятных запахов и т. п... Страшно представить, что тут творится летом.



Банда коктебельских котиков, дежурящих у одного из немногих работающих магазинов.



Обратная дорога прошла с небольшим осложнением. По приезду в Коктебель я посмотрел в расписании, когда уходит последний прямой автобус на Симферополь (18.40). Однако, по возвращении на автостанцию (около 18.15) оказалось, что автостанция уже не работает, а все прямые автобусы уже разъехались. Пришлось ехать в Феодосию, потом добираться с одной автостанции на другую (вроде не такой уж и большой город — а смотри, две автостанции имеет), а потом около сорока минут ждать симферопольского рейса. Что ж, видимо, это — знак, что в следующий раз нужно будет посетить саму Феодосию :).

Tags: крымские походы, поэзия, фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments