December 11th, 2018

Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 19)

Продолжаю (конец уже близок!) публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Обсуждался ли эсперанто когда-либо на международном уровне?

    Лига Наций, созданная сразу после Первой мировой войны, с самого начала своего существования столкнулась с языковыми проблемами. Среди её членов было много «новорождённых» государств, чьи народы были вынуждены долгое время защищать свои языки и культуры от навязываемых им языков оккупантов. Для них было очень неприятно столкнуться с похожей ситуацией на форуме Лиги Наций. Именно они выступили горячими сторонниками решения языковой проблемы с помощью нейтральных средств. Языковой вопрос обсуждался уже на первой сессии Лиги. В декабре 1920 года одиннадцать делегаций предложили резолюцию об обязательном преподавании эсперанто в школах стран-участниц организации. Проект резолюции был представлен Генеральной Ассамблее выдающимся бельгийским дипломатом, лауреатом Нобелевской премии мира в 1913 году, Анри Лафонтеном. Однако Генеральная Ассамблея не выставила проект на голосование из-за яростного противодействия со стороны французского делегата Габриэля Аното.

    «Он подошёл к трибуне, – писал позже инициатор резолюции, швейцарец Эдмон Прива, – и выразил своё крайнее возмущение по поводу предложений подобного рода, так как уже давно существует единый мировой язык, прославившийся своей ролью в истории и культуре – французский».

    Хотя в тот раз дебаты и завершились «отсрочкой дискуссии», борьба за эсперанто в Лиге Наций не прекратилась. На третий пленарный съезд в 1922 году был приготовлен детальнейший доклад на тему «Эсперанто как международный вспомогательный язык». В дело включился даже заместитель генерального секретаря Лиги Наций, японский интеллектуал Инадзо Нитобэ, поддерживаемый делегатами тринадцати государств. В то же самое время французское правительство в лице министра образования Леона Берара пошло в контратаку: преподавание эсперанто в школах Франции было запрещено.

    А французская делегация получила директиву «потопить эсперанто»…

    Французской делегации удалось добиться передачи вопроса о преподавании эсперанто комиссии по вопросам интеллектуального сотрудничества, которая сочла этот вопрос несоответствующим компетенциям комиссии. Председатель комиссии, французский философ Анри Бергсон, предоставил курьёзные аргументы: «Целью Лиги является сближение народов, но не механическое, посредством лишь облегчения коммуникаций… Распространение искусственного международного языка сделает изучение иностранных языков ненужным. Наша задача – защита национальных языков, а не искусственных».

    Очевидно, в первую очередь функционер думал о французском языке…

Collapse )