February 11th, 2018

Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 11)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Как же Заменгоф был представлен в Булони?

    Вероятно, никто и не ждал особого акцента на его национальности. Официально он был российским подданным, его фамилия звучала для французской публики вполне по-русски. Известно ведь, что последняя буква «v», типичная для русских фамилий, во французской орфографии часто меняется на «ff». Наличие в фамилии лишь одного «f» не лишала Заменгофа его кажущейся принадлежности к русской нации, чем более, что буква «h» в середине слова для французов является немой.

    Действительно, «Заменгоф» могло звучать вполне похоже на, скажем, «Смирнов». Однако эта кажущаяся схожесть оказалась неудачной шестьдесят лет спустя в Испании, управляемой генералом Франко. Эсперантисты из одного испанского городка предложили назвать одну из улиц именем Заменгофа. Однако мэр отказал им, так как окончание «of» звучало как что-то коммунистическое. И всё-таки я вернусь к прежнему вопросу: почему же тогда Заменгофу приписывают принадлежность к польской нации?

    Он жил в Варшаве, поэтому было естественным называть его «варшавским врачом», ну, а от «варшавского врача» один шаг до «польского окулиста». Кстати, в то время прилагательные «варшавский» и «польский» вызывали позитивные ассоциации во Франции. Воспоминания о поляках – верных союзниках Франции в эпоху Наполеона – были весьма свежи. На протяжении всего XIX века Франция гостеприимно принимала множество польских беженцев. В Париже нашли убежище Мицкевич, Шопен и другие корифеи польской культуры. Французы, точнее француженки, с чувством вспоминали о романах Наполеона с Марией Валевской и Бальзака с Эвелиной Ганской. В 1903 году Мария Склодовская-Кюри, полька и варшавянка, прославила Францию как первая женщина, удостоенная Нобелевской премии. В этой компании вполне комфортно разместился и создатель эсперанто, хоть он и подчёркивал свою принадлежность к еврейской нации в вышеупомянутом письме.

    Почему Заменгоф использовал слово «hebreo», а не «judo»?*

* Примечание: В эсперанто слово hebreo означает «иудей», то есть, житель древнееврейского государства, тогда как judo – еврей вообще.

    Вероятно, просто под влиянием русского языка.

    Когда же «Письмо к Мишо» было, в конце концов, опубликовано?

Collapse )