November 6th, 2017

Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 7)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом).

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


Часть 2
Острова

    Как война закончилась лично для Вас?

    Победой, с оружием в руках, пусть даже один на один со всей армией Германии!.. Как я уже говорил, летом 1944 года советская армия стремительно наступала, занимая территории к востоку от Варшавы, в частности – и городок Минск Мазовецкий, где я тогда работал и где располагалась подпольная группа, к которой я принадлежал. В то время я находился у матери в Миланувеке, располагавшемся западнее Варшавы. Вернуться в Минск не было никакой возможности. Линия фронта на несколько месяцев установилась по Висле. В начале 1945 года советская армия начала форсировать реку. Тогда со мной приключилось следующее: 22 января я вышел из дома за дровами. Дата запала мне в память, так как она совпала с моим двадцатым днём рождения. Было морозное утро. Городок был полон волнения и суеты, немцы готовились к эвакуации. Внезапно я вспомнил о том, что читал в довоенной книге: немецкие солдаты, покидая Варшаву в 1918 году, часто разоружались мальчишками-одиночками. Сейчас одиночкой был я. Внезапно передо мной появился немецкий солдат, по какой-то причине отставший от своего отряда. Должно быть, я выглядел сурово, так как солдат побежал прочь. Приказным тоном я прокричал: «Halt! Hände hoch!»*. Неприятель остановился и, вместо того, чтобы выстрелить, покорно отдал мне свой карабин. Я одержал победу, но не знал, что делать дальше. Однако я твёрдым голосом скомандовал: «Vorwärts!»

* Примечание: «Стоять! Руки вверх!» (нем.).

    Вперёд, но куда?

    Да уж, проблема… Тогда в Миланувеке ещё не было соответствующего учреждения, в которое я мог бы отвести своего военнопленного. Солдат пытался оправдываться тем, что он никого не убил и к тому же… хочет пить. Так передо мной появилась конкретная задача – напоить жаждущего. К сожалению, все магазины были закрыты. Однако мы находились недалеко от дома, где скрывался знакомый мне старый еврей. По моему секретному стуку старик открыл дверь и обомлел, увидев обезоруженного солдата и меня с карабином в руках. Эта сцена превосходила возможности понимания человека, который несколько лет провёл в убежищах. По моей просьбе старик послушно принёс воды, всё пытаясь понять, почему именно я приказываю немцу, а не он мне.

    Что произошло бы, если б этот же солдат оказался в этом месте немного раньше?

    Погибли бы и скрывающийся еврей, и поляки, укрывавшие его. Однако в момент, о котором идёт речь, гонимый поил своего вероятного гонителя. На моих глазах обнажилась трагическая абсурдность войны. Всеуничтожающая мощь Тысячелетнего Рейха воплотилась в покорном человечке, подчинённого моей власти.

    Как же Вы распорядились своей властью?

Collapse )