October 23rd, 2017

Аватара 2013

Улица Заменгофа (часть 6)

Продолжаю публиковать свой перевод книги «Улица Заменгофа» («La Zamenhof-strato»; книга была написана на эсперанто польским журналистом Романом Добжиньским на основе бесед с внуком Лазаря Заменгофа Луи-Кристофом Залески-Заменгофом). К слову, это будет последний фрагмент из первой части книги.

Предыдущий фрагмент переводаСамый первый фрагмент и содержание • Записи по тегу «z-strato»


    Покинули ли Вы после ареста и счастливого освобождения Ваше пристанище в Миланувеке?

    Поиск нового жилья был бы в то время чрезвычайно опасен, в то время как ненастоящий адрес в моём документе гарантировал дополнительную защиту. В Миланувеке я чувствовал себя в безопасности ещё и благодаря соседям. Самой насущной задачей было найти работу. Внезапно мне протянул руку помощи доктор Веслав Вачиньский, друг нашей семьи. Знаменитый врач оказался на редкость благородным и достойным человеком. Через много лет его дочь Ёланта Розтворовская заняла пост посла Польши при ЮНЕСКО, что позволило нам возобновить дружбу уже в Париже. Доктор Вачиньский порекомендовал меня своему брату, который работал на фабрике стальных конструкций в Минске Мазовецком, что располагался в сорока километрах к востоку от Варшавы. Уже на месте я был представлен симпатичному начальнику, господину с фамилией Смага. Он предложил мне пост секретаря в конторе одного из фабричных цехов, что специализировался на починке железнодорожных платформ, привозимых с линии Мажино. После вторжения во Францию немцы начали демонтировать знаменитую систему укреплений. Отремонтированные платформы отсылались на другие фронты. Я занимался простой бумажной работой.

    Это была польская фабрика, управляемая немцами?

    Иначе и быть не могло. Вся, абсолютно вся промышленность и всё сельское хозяйство работали под управлением и на благо оккупантов. Даже томатные теплицы. Свободная продажа продуктов питания была запрещена. Каждое домашнее животное было помечено штампом. Тайное содержание и забой животных карались смертью. Частью этой системы была и фабрика в Минске Мазовецком, хотя формально она принадлежала польскому промышленнику Руджицкому. Но когда фабрика была переоборудована под починку военной техники, её взяло под своё руководство немецкое управление. С этого момента я стал работником предприятия «Krupp Stahlbau Warschau».

    Весь ли польский персонал сохранил своё место работы?

    Практически весь, но руководство было заменено немецким. Новым директором стал старый инженер, тихий человек, старавшийся, чтобы рабочие не страдали от нововведений. К сожалению, я забыл его имя. Его преемник, Лорензони, несмотря на итальянскую фамилию, являлся представителем нового поколения немецкой расы. Он никогда не упускал возможности продемонстрировать польским рабочим свой статус сверхчеловека.

    Минск и Миланувек располагаются по разные стороны от Варшавы. Вы каждый день проделывали столь длинный путь?

Collapse )