Павел Можаев (mevamevo) wrote,
Павел Можаев
mevamevo

Categories:
  • Location:
  • Mood:

О моём лагерном прошлом

Для начала - коротенький прикол для тех, у кого нет настроения вникать в мои рефлексии. Вчера на паре показываю студентам инструменты, дохожу до кровоостанавливающих зажимов. Акцентирую внимание на том, что нужно научиться ловко, быстро, легко и плавно закрывать и открывать их (а открыть закрытый зажим не так уж и просто, как может показаться, там специальный "замочек" такой имеется, "кремальера" называется). Ну, в общем, и при этом я, разумеется, закрываю и "ловко, быстро, легко и плавно" открываю этот зажим. И тут одна девушка в порыве, видимо, восхищения, очень тихо (как бы сама себе), но внятно и с чувством произносит: "Обалде-е-е-еть!".

Слух у меня очень хороший (студенты его часто недооценивают), поэтому я, улыбаясь, переспросил: "Что вы сказали?". При этом засмеялась вся группа (видимо, не я один услышал); девушка, разумеется, застеснялась, в общем, замяли историю. Но всё равно забавно - может, мне в фокусники податься? :)

Ну, а теперь о главном. Вчера, когда я ложился спать, неизвестно откуда учуял какой-то до боли знакомый запах: какая-то странная смесь тепла, лёгкой сырости, но при этом - и свежести. Поскольку обонятельная память весьма цепкая, я сразу же идентифицировал этот запах как запах пионерлагеря "Жемчужный берег", что в Гурзуфе. Вот и захотелось немного повспоминать своё "лагерное прошлое". Кому интересно - идём под кат.



Лагерная жизнь у меня была пусть и не очень разнообразная, но довольно бурная. Начиная с окончания шестого класса я каждый июнь (в первую смену) отдыхал в гурзуфском пионерлагере "Жемчужный берег". О ранних сменах помню мало. Почти наверняка мне тогда не нравилась эта затея: я уже тогда был довольно хорошим таким интровертом, поэтому ощущал себя чужим на том празднике жизни, да и сам лагерь в "мои первые смены" был довольно-таки замшелым и унылым. Но вот в каком-то году (может, года через два после моей первой смены, может, через три) с лагерем произошли какие-то разительные перемены (почти наверняка - поменялся собственник, и новые хозяева решили его подлечить и подраскрутить). В общем, лагерь преобразился как внешне, так и внутренне (может, как-то стали внимательнее вожатых подбирать, может, методисты капитально поменялись). В общем, стало почти интересно, даже уезжать, когда заканчивалась смена, не хотелось...

Что занятного запомнилось? В одну из последних смен там как-то массово проводились всякого рода спортивные соревнования и театральные конкурсы (мне приходилось и петь перед всем лагерем песню "Семёновна", и играть какого-то бездарного ботана-любовника, приходящего к даме, "когда муж пошёл за пивОм"). В ту смену я привёз домой кучу дипломов, которые до сих пор бережно храню. Но особо порадовал меня диплом за первое место по шахматам (я в средних классах школы более-менее серьёзно занимался ими). Через год, когда отдельные этапы нового шахматного турнира проводились прямо на пляже, я краем уха/глаза заметил, как один "лагерянин" говорит другому, показывая на меня пальцем: "Если тебе придётся с ним играть - это всё..." :)

А ещё "Жемчужный берег" сыграл не последнюю роль в том, что я научился играть на гитаре (основная роль в этом принадлежала, конечно, нашей ялтинской фотостудии, но и лагерь тоже в этом основательно помог). В последнюю смену у нас в отряде был один парень из Москвы, активно игравший в каких-то начинающих московских группах (по его словам он был даже как-то близко знаком не то с Евгением Белоусовым, не то с каким-то другим молодёжным певцом). Понтов он, конечно, кидал много, но определённая харизма у него была, поэтому он сумел меня даже как-то воодушевить. Как-то он пожаловался мне, что у него есть "замечательная песня", у которой пока что нет слов. В общем, как-то вечером мы на пару (почти как Леннон с Маккартни, при этом моего участия было больше) написали текст; по его словам, эта песня грозила стать хитом максимум через год. Первые строки я даже помню:

Весенней тихой ночью
Мне грустно было очень -
Друзьями я покинут,
Душа моя пуста.
Бродил я по проспектам,
Соперничая с ветром,
И вот тебя увидел
У старого моста.

Рыжая девчонка, карие глаза,
Рыжая девчонка, я люблю тебя,
Рыжая девчонка, не мил мне белый свет,
Когда тебя со мною рядом нет...

Бла-бла-бла в том же духе ещё два куплета.


Увы, прогноз не сбылся, песня хитом не стала. Зато Евгений Белоусов чуть меньше чем через год двинул кони... С тех пор я стараюсь сочинять намного осторожнее :).

А ещё именно в лагере я впервые услышал песни "Агаты Кристи". Тогда повсюду гремел их альбом "Опиум", а один мой одноотрядник (они приехал откуда-то из Кемеровской области) очень пёрся по этой группе. И, вы знаете, не могу сказать, что я жалею об этом знакомстве - ранние альбомы группы я до сих пор люблю нежной любовью и регулярно переслушиваю, они весьма "настроенческие".

Ну и, наконец, было очень приятно и щекотно (щЁкотно, по терминологии "Агаты Кристи") для моего ЧСВ, когда в мою "последнюю" смену меня избрали одним из "старейшин" - как оказалось, я в ту смену был единственным, кто провёл в лагере аж пять смен!

Забавно, но через 5-6 лет после моей последней смены мне опять пришлось побывать "на Жемчужном берегу" - в этот раз на эсперанто-встрече "Aroma Jalto" (которая летом 2002 года проходила именно на этой базе). Для меня это была вторая "Арома", и даже несмотря на то, что она вышла очень маленькой (было всего лишь около 30-40 участников), она мне всё равно очень хорошо запомнилась, ибо из Симферополя сюда приехало несколько "выпускников" моего самого первого эсперанто-курса (о нём как-нибудь расскажу отдельно). Было весело и интересно наблюдать за своими учениками. Конец, конечно, был немного предсказуем - из трёх человек в моваде не осталось ни одного, но всё равно интересно :).

А ещё на той встрече был интересный швед (его имя, к сожалению, моя память не удержала). Дедячка такой пенсионного возраста, с рождения страдающий дислексией, в связи с чем ему очень плохо давались иностранные языки. Он очень трогательно рассказывал, как он на протяжении пары десятков лет занимался то английским, то немецким, ходил от одних репетиторов к другим, но всё без толку. А потом он случайно узнал о существовании эсперанто и, к своему удивлению, сумел им овладеть (и говорил он на эсперанто вполне хорошо!). Нужно было видеть, с какой горечью он говорил что-то вроде: "Я спрашивал своих учителей, почему они не сказали мне раньше, что существует такой язык эсперанто? Но они лишь разводили руками..." Знамо дело - весь мир уже говорит по-английски, ляля-тополя...

В общем, запомнился мне "Жемчужный берег", что уж говорить. Но вот к чему вчера этот жемчужный запах всплыл - загадка.


Кроме "Жемчужного берега" мне летом после восьмого класса посчастливилось побывать в Артеке. Лагерь Прибрежный, дружина Речная, спальный корпус Енисей. Это была МАНовская путёвка (МАН - это такая Малая Академия Наук, крымская организация, организующая продвинутых школьников), доставшаяся мне по фотостудийным каналам, поэтому я был не "обычным", а "мановским" отдыхающим. В связи с этим нас делили на отряды не по возрастным признакам, а по "специальным": были отряды информатиков, математиков, физиков, всяких там биологов, а я попал в отряд "секции пресс-центр", куда входили большей частью всякого рода начинающие журналисты и поэты-литераторы, хотя и несколько фотографов и видеооператоров там тоже было. Кроме того, "отдыхательно-развлекательной" программы у нас было меньше, чем у "нормальных" людей, так как значительная часть времени между сном и приёмами пищи была занята разного рода образовательными мероприятиями типа "мастер-классов" и т. п. Опять же забавно - наш отряд курировала Марина Батьковна Грушевич, с которой мне опять же довелось встретиться через 4-5 лет - она работает редактором нашей университетской газеты. Куда как чуден создан свет! :)

Артек, разумеется, запомнился сам по себе. Это же Артек! Но особо запомнились утреннее восхождение на Аю-Даг (мы проснулись где-то в полчетвёртого, чтобы успеть вернуться к завтраку) и какой-то дивный танцевальный конкурс, на котором наш отряд занял какое-то призовое место, наградой за которое стала поездка (с ночёвкой) на туристическую стоянку "Криничка", что находится на склонах Чатырдага. Там нас среди ночи "посвятили в туристы": сначала минут 5 вели сквозь ночь к какой-то скале, на которой появился один из вожатых, тщательно замотанный в простыню (типа, дух гор). Он затёр какую-то речь, а потом каждому нужно было проглотить столовую ложку солёной-пресолёной воды (которую, впрочем, все сразу закусывали чайной ложкой сгущёнки). Уж и не знаю, что это за ритуал такой. Но, чёрт возьми, тогда я впервые увидел "нормальное звёздное небо" - чёрное, действительно с парой-тройкой тысяч звёзд (я их не пересчитывал, конечно, но наука астрономия учит, что невооружённым глазом над горизонтом видно именно около 2-3 тысяч звёзд). Так что можно считать, что моё увлечение астрономией (я серьёзно занимался ею в 10-11 классе, чуть ли не еженощно в течение всего года выходил смотреть на небо; телескопа, правда, у меня не было, но подзорная труба была) идёт именно из Артека.

А ещё именно в Артеке я узнал, что существует такая карточная игра преферанс - ребята постарше меня нередко расписывали пульку. Односложные и малопонятные слова "пас" и "вист" буквально завораживали. Куда там вашей тухлой авадакедавре! :) Разумеется, всех правил и принципов я тогда не понял, но моя нынешняя любовь к этой игре всё равно проистекает именно оттуда.

Ещё запомнилось, как мы готовили отрядную стенгазету. Ведь какая песня без баяна какой же мы пресс-центр - да без стенгазеты? Проявка плёнки и печать фотоснимков осуществлялась в артековской школе, а вот промывать отпечатки за недостатком времени мне пришлось уже в тазике под краном в туалете на этаже нашего корпуса :). Ну и, разумеется, отрядные дежурства по столовой (когда можно было брать в качестве добавки всё, что угодно) оставили в моей памяти и моём желудке немало приятных впечатлений.

В общем, скажу я вам, не так уж и плохо мне жилось "в лагерях". В принципе, нужно было бы рассказать про ещё один лагерь - чисто МАНовский, на нижнем плато Чатырдага, летом после 10 класса, но как-нибудь в другой раз, ибо и так растрынделся уже тут, "как Жан-Жак Руссо" :). Чтобы оставить вам свежее впечатление от этих "многих букв" - вот моя артековская фотография. Со мной - наши вожатые, Надя и Ваня. Эх, где же вы теперь, друзья-однополчане... Да и сам я уже совсем другой. Что поделаешь - жизнь!


Tags: из прошлого, приколы, студенты, эсперанто
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments