Аватара 2013

Centa mortdatreveno de la Majstro // Сотая годовщина смерти Л. М. Заменгофа


Ne estis mi tie,
Preĝante plorpie,
Katenis min sklave Siberio.
La famon ne brue,
Nur poste, malfrue,
Simile al eĥo de mortkrio
Mallonga sciigo alportis:
«La Majstro mortis!»

      eo:
Hodiaŭ estas la centa mortdatreveno de la Majstro. La dato estas, kompreneble, ne tro ĝoja, eĉ se la pasinta jarcento iom mildigis ĝian pezon. La vivo de Zamenhof estis ja malfacila kaj iusence eĉ tragika, la krueleco de la mondo mortotretis liajn altajn idealojn: kio povas esti pli tragika por konvinkita pacifisto, ol morti en la sialanda ĉefurbo, okupita de invadantoj? Liaj ideoj ne trovis siatempe iom vastan apogon, eĉ pri la estonteco kaj daŭripovo de sia plej fama kaj sukcesa kreaĵo — Esperanto — li neniel povis esti certa sur la mortolito (ve, eĉ nun la lingvo konstante alfrontas ne nur objektivajn malfacilojn, sed eĉ la kontraŭnaturan kaj plej stultan malakceptemon)...

Tamen la hodiaŭa dato estas samtempe ankaŭ ĝoja kaj eĉ venka. Ja vere — Esperanto supervivis sian kreinton je 100 (cent!) jaroj, estante daŭre uzata kaj evoluanta. Kio povas esti pli objektiva pruvo de tio, ke almenaŭ unu kreaĵo de la Majstro rezultis plej sukcesa kaj vivipova? Kio povas pli bone subteni la esperon, ke liaj ideoj ne estis plene utopiaj kaj ke en la mondo daŭre troveblas idealistoj revantaj pri la interpopolaj paco kaj amikeco? Fine, kio povas esti pli granda monumento (eĉ se nemateria) al la Majstro, ol miaj (kaj tiuj de multaj aliaj esperantistoj) modestaj kaj foje konfuzitaj linioj, per kiuj ni hodiaŭ omaĝas la Homon en la lingvo, vivigita de li?

Bonan memoron al la Majstro! Gratulojn, kuraĝon kaj obstinon al ĉiuj pacbatalantoj!


      ru:
Сегодня отмечается сотая годовщина смерти Лазаря Заменгофа. Дата, разумеется, не особо радостная, даже если минувшее столетие несколько и смягчило её груз. Жизнь Заменгофа была и трудной, и в каком-то смысле даже трагической, жестокость мира растоптала его высокие идеалы: что может быть более трагическим для убеждённого пацифиста, чем скончаться в столице родной страны, оккупированной захватчиками? Его идеи не нашли в своё время сколь-либо широкой поддержки, даже в будущем и жизнестойкости своего самого известного и успешного творения — языка эсперанто — он не мог быть уверен находясь на смертном одре (увы, и сейчас этот язык постоянно наталкивается не только на объективные сложности, но и на совершенно противоестественное и глупое неприятие)...

Однако сегодняшняя дата является одновременно и радостной, и даже победной. Действительно — эсперанто пережил своего создателя на 100 (сто!) лет, будучи по-прежнему используемым и развивающимся. Что может послужить более объективным доказательством тому, что как минимум одно детище Заменгофа вышло весьма успешным и жизнеспособным? Что может сильнее поддержать надежду о том, что его идеи не были совершенно утопическими и что в мире по-прежнему встречаются идеалисты, мечтающие о мире и дружбе между народами? Наконец, что может служить лучшим памятником (даже если и нематериальным) Заменгофу, чем мои (и многих других эсперантистов) скромные и, порой, спутанные строки, которыми мы отдаём дань памяти Человеку на языке, которому он дал жизнь?

Светлая память нашему Маэстро! Поздравляю всех наших «мирных бойцов» и желаю им смелости и упорства!


Featured Posts from This Journal

Nia verd' kolor', nia verd' kolor',
trifol' premita estas, sed burĝonos la radik'!

(Да простят ирландцы за плагиат, а эсперантисты за суржик)
Nur rekte, kuraĝe kaj ne flankiĝante
ni iru la vojon celitan!
Что удивительно , я не знал об этом памятнике и наткнулся на него случайно - я люблю заглядывать в наши дворики, особенно в центре. То есть, это моё личное открытие (по крайней мере, для меня).
А я в свой первый визит к нему шёл осознанно :). Эсперантисты знают про этот памятник.
Да ! А буквально в двухстах метрах от него стоит памятник Дерибасу, это ведь самое начало Дерибасовской. А в другую сторону - медицинское училище, бывшей дом Маразли, лучшего градоначальника Одессы. Там вообще место очень насыщенное , буквально что ни дом, то великолепная история.
Ну, почти.
А по поводу Заменгофа хочу сказать следующее. Испытываю я какое то сильное уважение к еврейскому народу, и признаю (с радостию) его необыкновенное значение для всего человечества. Заменгоф, Эйнштейн, Леви Штраус и прочие. Что бы мы без них делали, а ?

Написано на полном серьёзе, хотя и несколько иронично. )
Спору нет, среди евреев было очень много выдающихся персон.